КНИГА ВЕЛЕСА



Светлой памяти моего отца
Петра Петровича Иванова
посвящаю.
27.09.99.

Слава Триглаву!

11а-II «И вот, во-первых, начните,
Главу пред Триглавом склоните!»
Так и мы начинали,
Великую славу Ему воспевали,
Деда богов восхваляли —
Сварога, ждущего нас.
Сварог — Рода божьего старший,
И Роду — родник вечно бьющий,
Что летом протёк от кроны,
Не замерзал зимою,
Живил той водою пьющих!
Живились и мы, пока срок не истёк,
Пока не отправились сами к Нему
Ко райским блаженным лугам!

И громовержцу — богу Перуну,
Богу битв и борьбы говорили:
«Ты, оживляющий явленное,
Не прекращай колёса вращать!
Ты, кто нас вёл правой стезёй
К битве и тризне великой!»
О те, кто пали в бою, те, кто шли,
Вечно живите в Перуновом войске!

И Свентовиту рекли мы славу,
Ведь Он восстал богом Прави и Яви!
Мы поём Ему песни,
Ведь Свентовит — это Свет.
Вы посмотрите — Явь существует!
Он нас от Нави уберегает —
Мы Его восхваляем!
Пляшущего мы воспевали,
К нашему богу взывали,
Ибо тот Бог нашу Землю носил,
Звёзды держал, Свет укреплял.
Славу творите во всём Свентовиту:
«Славу Богу нашему!»
Скорбите же всем нашим сердцем —
Этим вы смели отречься
От нашего злого деянья
И так притекли к добру.
Пусть обнимаются дети!
И молвите: «Всё сотворённое
В расторгнутый ум не может
Войти!» Чувствуйте это,
Ибо это одно лишь дано вам,
Ибо тайна та велика есть:
Как Сварог и Перун — в то же время
Есть и Свентовит.
Эти двое объемлют небо,
Тут Чернобог с Белобогом
Сражаются и держат Сваргу,
Чтоб не был повержен тот бог Свентовит.
За теми двумя — Велес, Хорс и Стрибог.
Затем Вышень, Леля, Летеница.
11б-II Затем Радогощ, Крышень и Коляда,
За ними Удрзец, Сивый Яр и Дажьбог.
А вот Белояр, Ладо также Купала,
И Синич, и Житнич, и Венич,
И Зернич, Овсенич, и Просич,
И Студич, и Ледич, и Лютич1.
За ними вслед Птичич, Зверинич и Милич,
И Дождич, и Плодич, и Ягодинич,
И Пчелич, Ирестич, и Клёнич,
Озёрнич, и Ветрич, Соломич,
И Грибич, и Лович, Беседич,
И Снежич, и Страндич, и Свендич,
И Радич, Свиетич, Корович,
И Красич, и Травич, и Стеблич.
За ними суть — Родич, Масленич и Живич,
И Ведич, и Листвич, и Цветич,
И Водич, и Звездич, и Громич,
И Семич, и Липич, и Рыбич,
Березич, Зеленич, и Горич,
И Страдич, и Спасич, Листвеврич,
И Мыслич, и Гостич, и Ратич,
И Стринич, и Чурич — Родич,
И Семаргл-Огнебог — он чистый
И яростный, быстророждённый.
То суть — Триглавы всеобщие.

Туда ты придёшь,
И тут же служитель ворота откроет
И пустит сюда —
В прекрасный сей Ирий.
Течёт там река Ра, та что разделяет
Небесную Сваргу и Явь.
И Числобог наши дни здесь считает.
Он числа свои богам говорит,
Быть дню Сварожьему, быть ли ночи.
И дни отсекает, поскольку он — явский,
Он сам в божьем дне.
В ночи ж — никого, лишь наш бог Дид-Дуб-Сноп.

Славься Перун — бог огнекудрый!
Он во врагов посылает стрелы,
Верных ведёт по стезе.
Он же воинам честь и суд,
Праведен Он — златорун, милосерд!
7е-II Как умрёшь,
Ко Сварожьим лугам отойдёшь
И слово Перуницы там обретёшь:
«То не кто иной — русский воин,
Вовсе он не варяг, не грек,
Он славянского славного рода,
Он пришёл сюда, воспевая
Вашу Матерь, Сва Матерь нашу —
На луга твои, о, великий Сварог!»
И Сварог небесный промолвит:
«Ты ступай-ка, сын мой,
До красы той вечной!
Там увидишь ты деда и бабу.
О, как радостно будет им, весело
Вдруг увидеть тебя!
До сего дня они слёзы лили,
А теперь могут возрадоваться
О твоей жизни вечной
До скончанья веков!
Той красе ещё не внимал ты,
Ибо Ясуни вои не знали.
Вы же все не такие, как греки,
Вы имели славу иную
И дошли до Ирия наша,
Здесь увидели чудные виды,
Дерева и луга с цветами.
И снопы тут свивать должны вы,
На полях сих трудиться в жатву,
И ячмень полоть, и пшено собирать
В закрома Сварога небесного.
Ибо то богатство иное!
На земле вы были во прахе
И в болезнях все, и в страданьях,
Ныне ж мирные дни настанут».
Мы стояли на своём месте
И сурово бились с врагами,
И когда мы со славой пали,
То пошли сюда, как и те.
И вот Матерь Сва бьёт крылами
По бокам своим по обоим,
Как в огне вся сияя светом,
И все перья её — иные:
И красные, и рыже-бурые,
И жёлтые, и голубые,
И зелёные, и серебряные,
И белые, и золотые.
И как царь-Солнце сияет,
И идёт Она близ Ясуни,
И седьмой сияет красою,
Завещанной от богов.
И, Её увидев, Перуне
Гремит громами в том ясном небе,
И вот это — есть наше счастье,
И мы должны приложить все силы,
Чтоб увидеть, как отсекают
Жизнь старую нашу от новой,
Так точно, как рассекают
Дрова в домах огнищанских.
И бьёт Матерь Слава крылами.
Идём мы под наши стяги,
И это — стяги ясуни!
8/2-III И вот прилетела к нам птица,
И села на древо, и стала
Нам воспевать свою песню,
И всяко перо у неё — иное
И цветом разным сияет.
И стало в ночи, как в полдень,
И поёт нам она о битвах,
О распрях и междуусобьях.

Воспомним о том, как сражались
С врагами праотцы наши,
Что ныне с синего неба
На нас, улыбаясь, глядят.
И тем мы не одиноки,
И тем мы вместе с отцами.
И мыслили мы о подмоге
Перуна и зрели: по небу
На белом коне скачет всадник.
И до неба он поднимает
Свой меч, рассекая тучи,
Гром гремит, и с небеси
Течёт к нам вода живая.
И мы её пьём, ибо всё, что
От Сварога, — течёт к нам жизнью.
И будем мы пить это, ибо
То жизни божьей исток на земле.

И тут корова Земун пошла
В поля синие и начала
Есть ту траву и давать молоко.
И потекло молоко по хлябям небесным.
И засветилось звездами над нами.
И мы видим, как нам молоко то сияет,
И это путь правый,
Иным мы идти не должны.

И было так, что потомок,
Чувствуя свою славу,
Держал Русь в своём сердце,
Что землёй нашей есть и пребудет.
И мы от врагов её обороняли,
И как день умирает без Солнца,
За неё умирали,
Как Солнце гаснет.
И тогда темно становилось,
И тогда приходил к нам вечер,
А потом умирал и вечер,
И ночь наступала.
А в ночи Велес шёл по Сварге,
По млеку небес шёл в свои чертоги,
И проводил к заре нас
Аккурат до Ирийских врат.
Там мы и ожидали,
Чтоб начать наши песни и славить
Велеса от века до века
И Его многоогневый храм.
И мы стояли как чистые агнцы.

Велес учил праотцев наших
Пахать землю и злаки сеять,
Жать солому на поле страдном
И в жилье сноп Отцом чтить божьим.
Отцам нашим и матерям — слава!
Потому как они нас учили
Чтить богов наших, за руку брали
И водили стезёю правой.
Так мы шли, не нахлебники были,
А русские были славяне,
Богам поющие славу,
И потому — суть славяне.
9а-I Во те времена Богумир2 был —
Муж Славы, жил он семьёю,
Трёх дочерей имея
И ещё двух сыновей.
Они привели скот в степи
И среди трав там жили,
Как некогда жили их предки
Во времена отцов.
И были они послушны
Богам и имели разум
Всему на свете открытый,
Схватывающий всё.

И там мать их — Славуня
Приготавливала что им нужно.
И сказала она Богумиру,
Когда наступил день седьмой:
«Мы должны выдать дочек замуж,
Чтобы увидеть внуков».

Так сказала она Богумиру,
И запряг Богумир повозку
И куда глаза глядят съехал.
И доехал до дуба в поле,
И заночевал у костра там.
Вдруг в вечерних сумерках видит,
Что к нему скачут три мужа,
На конях к нему подъезжают,
Говорят:
— Здрав будь! Что ты ищешь?
И поведал Богумир о печали
Своей. А они отвечали,
Что и сами они в походе,
Дабы найти себе жён.
И вернулся назад в свои степи
Богумир и привёл он с собою
Тех, встреченных им в пути конных,
Трёх мужей дочерям.

Отсюда начало трём родам.
И они съединились и были славны.
Отсюда идут древляне,
Кривичи и поляне3,
Ибо первая дочка — Древа,
А другая — Скрева, а третья — Полева.

Сыны ж Богумира звались —
Сева и младший — Рус.
От них идут северяне и русы4.

Имена же мужей тех были —
Утренник, Полуденник и Вечерник.

Роды те создались в Семиречье5,
Где за морем мы обитали,
В прекрасном крае зелёном,
Когда разводили скот.
И было то в древности давней,
До исхода нами к Карпатской
Горе за тысячу триста
Лет до Германареха6.
В то время великая битва
Шла за берег Готского моря7,
И там праотцы наши сложили
Курганы из белых камней.
Под коими и погребли мы
Бояр — ярых воев наших
И вождей своих,
Павших в сече.
9б-I Мы пришли из зелёного края
К берегу Готского моря
И тут растоптали готов8
Преткновенье на нашем пути.
Так мы бились за эти земли
И за жизнь, и за долю нашу,
А до этого жили предки
Вдоль моря у Ра-реки9.
И с великим трудом для всех нас
Мы людей и скот на сей берег
Переправили и пошли к Дону,
И узрели готов на юге и Готское море.
И увидели мы супротив нас
Во всеоружье стоящих готов
И так принуждены были биться
За жизнь и проживанье своё.
Когда гунны10 шли нашим следом
По стопам праотцев наших,
Нападая на них, и били
Люд и брали скот.
Так род славен ушёл в земли,
Где в ночи отдыхает Солнце,
Много трав и луговин тучных,
Где реки полны от рыбы,
И где никто не умирает.

Готы же были в то время
В нашем крае зелёном
И немного опередили
Отцов наших, идущих от Ра.
Ра-река велика и могуча,
Ра-река нас отделяет
От иного и прочего люда,
И течёт она в море Фасисте11.

Тут муж Белоярова12 рода
Свершил через Ра переправу
И там предупредил купцов синьских13,
Идущих с торговлей к фряженцам14,
Что на своём острове гунны
Гостей-купцов поджидают и обирают.

И было то за полстолетья
До Алдореха15. А раньше,
Древле род Белояров
Не уступал другим в силе.
И от гуннов торговцы-гости
За Белояровы прятались мужи
И говорили, дают мол много
Серебра и два коня злата,
Чтоб пройти мимо гуннской угрозы
И также пройти мимо готов,
Тоже суровых в битве,
И дойти до Непра-реки16.
А кони у готов столь многи,
Что не счесть, и берут они дани
Дважды. Из-за того гости,
Текши к нам, вспять, в Китай вернулись
И не приходили боле.
5а-I И вот это жертва наша —
Мёд сурья о девяти силищ
На Солнце-Сурье на три дня оставленный,
Затем через шерсть процеженный.
И это так есть и будет
Нашей истинной жертвой,
Какую суть наши предки
Преподносили богам.
Ибо мы — от Дажьбога,
И стали славны, богов наших славя,
И никогда не просили
И не молили о своём благе.
И вот говорят нам боги:
«Ходите по Руси и никогда к врагам!»

Сва Матерь поёт нам славу,
Чтоб мы воспевали походы
На вражей, и мы ей верим,
Та слава от птицы вышней,
По небу России летящей.

И вот мы избрали князя,
Чтоб о нас проявлял заботу,
Ведь враг перейдёт границу,
Если не будет наш княже
Её беречь, рать созывая.
А какие мы, то Сноп знает
По тому, как мы молили,
Как возносили славу,
Но никогда Его не просили
О том, что нам нужно для жизни.

И вот на отца смотрите
На Орея17 — нашего предка,
По облакам ходяща,
Кованья Перунова силой
Восхищающегося.
И видел Орей там Перуна,
Мечи на вражей кующа,
И Перун говорил Орею,
Покуда ковал, слова:
«Вот мы имеем стрелы
И мечи на тех воев.
Их не смейте бояться,
Ибо опустят очи
Те воины долу,
И число их сократиться
До числа пальцев на руцех,
Ибо к земле они посогнуться
И зверьми станут, как поросята,
Как поросята измазаны грязью,
По следам несущие смрад свой.
И тогда все о них скажут —
Смрадные поросята и свиньи!»

Так говоря, Перунько
Мечи ковал, и об этом
Орей говорил и нашим
О том поведал отцам.
Вот какова была наша
Борьба за жизнь, бои наши,
Тому много веков. А ныне
Верят, будто всё было не так.
3а-II Мы молили отца Велеса,
Чтобы он выпустил в небо
Сурьи коней, чтоб Сурья
Вращать возошла над нами
Вечные золотые колёса.
Ибо она — наше Солнце,
Освещающее домы наши,
И перед нею бледен
Лик очагов в наших домах.

И сему Огнику-богу
Семарглу мы, обращаясь,
Говорим такую молитву:
«Покажись и восстань на небесех,
И свети аж до мерцающей зорьки!»

Его мы по имени кличем
И идем трудиться.
И так всякий день, помолившись,
Удовлетворив едой тело,
В наши поля трудиться
Мы идем, как велят боги
Всякому нашему мужу,
Кому дано ради хлеба работать.

Дажьбоговы внуки — любимцы
Божеские и, божий
Плуг держа во деснице,
Взносили мы Сурье славу
И мыслили о том до заката.
И в день по пять раз прославляли
Богов мы и выпивали
Сурицу благодати знаком
И общности нашей с богами,
Они же также во Сварге
За наше счастие пьют.

Как воспоём славу Сурье,
Так золотой конь Сурьи
Выскакивает на небо.
А когда мы приходим в домы,
Потрудившись, — огонь зажигаем
И начинаем ужин.
Говорим, к нам есть любовь божья,
И затем мы ко сну отходим,
Ибо день прошёл, и тьма настала.
Так десятую часть отдавали
Мы отцам нашим, сотую — власти.
И так пребываем мы славны,
Ибо всех богов наших славим.
И молимся мы с телами,
Омытыми чистой водою.
10-II Богумиру же боги давали
Блага земные, коих
Мы никогда не знали,
Ибо было у нас по-иному.
Избирали мы старшего в роде
В князья в старое время,
Он нам вождём становился,
Нанятым в тот раз всеми.
Долгое время были
Князья те, покудова греки
Не пришли, и то не пресеклося,
И вот ныне должны мы
Искать из княжьего рода
Потомков, чтоб правили нами.

А за Богумиром был Орей
С сынами. А когда гунны
Учинили великую свару
За созданье земли их великой,
Мы ушли оттуда на Русь18.

Времена пришли ныне иные,
И должны мы браться за гужи
И тянуть вперёд. И не будет
О нас сказано, что наши земли
Мы оставили, взявши иные,
Но скажут о нас, что сильно,
Сильно мы за себя бились.
Борусичи19 земли грекам
Свои не оставили, бились
За них. И была границей
С иными землями Ра-река,
И тогда возжаждали враже
Идти на нас, и должны мы
Были бороться за внуков,
Чтоб удержать наши степи
И иным не отдать земли.
Так мы должны были делать,
Чтоб дубы и поля не сжигать нам,
А сеять и жать на них жниву,
Ибо травные степи имели,
И были должны водить скот наш,
От врагов его оберегая.
26-III Был в те времена огнищанин
Осевший. И был он благим,
И боги ему дали много
Овец и скота в степях.
И трав в степях было вдоволь,
И боги приплод давали
Его скоту ежегодно
И умножали его.

И вот предстал пред очами
Огнищанина странник
И сказал ему, чтобы вышли
Сыны его в землю иную —
Туда, где заходит Солнце,
Где оно спит на одре злате.
И когда туда всадник прискачет,
Солнцу он молвит слово:

«Солнце, в луга свои сини
Иди. Ты должно в колесницу
Свою золотую подняться
И взойти с Зарёй на востоке».

И, так сказав, он в иные
Скачет края. И Вечер
Прискакивает за ним следом.
И теперь этот всадник молвит:

«Солнце зашло за горы,
Златую свою колесницу
Покинуло. И ворожеи
Её хотят утаить».

И тут приближается всадник,
В иные скачущий земли.
То идет Заря, свои искры
Несёт, потрясает одежды
Дажьбоговы, и до края
Небес разлетаются искры.

Так огнищанину молвил странник.

Тогда два сына огнищанских
Вышли в край, где заходит Солнце,
И видели там они много
Чудес и злачные травы.
И к отцу возвратясь, сказали
Как край тот прекрасен.

Многие племена и роды
Возжелали идти той тропою
И пришли они, и собрались
К тому огнищанину все.

И тут приказал отец Орей
Быть сынам впереди всех родов.
И они не захотели
Делиться на этих и тех.
И тогда князь единый повёл их
Всех своих людей да на полдень —
Повёл их отец Орей
Оттуда во край морской.
И была там сушь и пустыня,
Великая сушь и пустыня.
И тогда пошли они в горы
И там на полвека остались,
И в тех горах поселились,
И конницу-рать большую
Они перед тем собрали,
Как идти в чужие края.

И в тех краях воины встали
На тропе их пути, принуждая
Идущих сражаться с собою,
И были разбиты.
Тогда пошли они дальше
И увидели тёплые земли,
Но много племён там сидело
Чужих. И шли они дальше.

И так всё вели их боги,
Как своих людей. И, добравшись
До великой горы, воевали
Они там и двинулись дале.

И с тех пор мы должны были помнить
Об этом и за своими
Тянулись и так же, как наши
Отцы, очищались мольбою,
Омываясь и умываясь,
О чистоте мы молились
Своея души и тела,
Как то Сварог заповедал,
И указал нам Купалец.
И мы пренебречь тем не смели
И мыли дух свой и тело
В чистой воде живой.

И шли мы трудиться, и всякий
День мы мольбы творили,
И пили мы сурью нашу,
Которую прежде брали.
И пили её пять раз на день,
И хвалили богов наших радостно,
Потому как сурица — наше
Молоко, пропитанье и корм,
Тот, что идёт от Коровы
К нам, и тем мы живём и травы
Злачные в молоке варим,
И каждый часть принимает.

И тогда приходили мы к синей
Реке, быстрой, как время,
А время для нас невечно,
И там мы видели предков
И матерей, что пашут
В Сварге, стада выпасают
Свои и снопы свивают,
И жизнь имеют, как наша,
И только нет там гуннов,
И также нет там греков,
Нет никаких врагов нам,
И княжит там Правь.
И Правь истинна эта,
Ведь Навь совлечена ниже Яви.
И это дано Свентовитом,
И так пребудет во веки веков.

И то Заребог шёл во край тот
И говорил нашим предкам,
Что в этой земле проживали
И страдали повсюду.

И здесь они зла не имеют,
Они видят зелёные травы.
Внимают шелестам по воле божьей,
И это для тех людей — счастье.

И так мы должны увидеть
Степи райские в синем небе.
И идёт эта синь от Сварога.
И Велес идет там править
Стадами, ступая по злату
И по живой воде.
И некому там платить дани,
И нет там рабов, и жертву,
Неведомую для неверных,
Приносят — дают для моленья
Виноград и мёд, и зерно.
Так провозглашали мы славу
Богам, которые суть нам —
Отцы, а мы есть сыны их,
И мы их будем достойны
Чистотою тел и душ наших,
Что никогда не умрут.
И они не умирают
В час смерти наших тел.
И павшему на поле брани
Давала Перуница выпить
Живой воды. И испивший
Шёл к Сварге на белом коне.
И там Перунько, его встретив,
Вёл в благие свои чертоги,
И там пребывать в это время
Он будет, и новое тело
Достанет себе, и жить станет,
Радуясь и молясь о нас ныне,
И присно, и от века до века.
12-II Когда Сурья сияет,
Мы богам хвалу воспеваем
И Огненному Перуну —
Губителю-потятичу на врагов.
И провозглашаем славу
Великую отцам нашим
И дедам, что ныне во Сварге.
Скажем так трижды и наши
Стада ведём в разнотравье.
А если вести в иные
Степи скот наш надо,
Идём, вознося другую
Хвалу богам. Поём славу
До полдня и возглашаем
Великую славу Хорсу,
Златорунному Хорсу,
Что коловращает Сурью.
До вечера пьём мы сурью,
А вечером, если сложим
Костры, их зажигаем
И поём вечернюю славу,
Величая Дажьбога,
Его прадедом нашим
Мы зовём, и идём мыться,
Чтоб быть чистыми, и, омовенье
Совершив, отходим ко сну,
Там великим ничто быв объяты.
1а-I Беспокойная совесть
Наша тому причиной,
Что своими словами
Мы свои обличаем деянья.
И во истину так говорим мы
Благое о роде нашем,
Благое о предках наших
И не лжём!

И рассказываем мы о первом
Господине нашем ту правду —
С него и пошли те князи,
Коих сменяем и избираем.

Киська20 же тот шёл первым
И родичей вёл по степям,
Со скотом своим вёл на полдень,
И прибыл туда, где сияет солнце.

И, придя к нему, отец Орей
Сказал: «Мы оба имели
Детей, и жён, и мужей.
А старшие имели войны с врагами.
И так решали, чтоб наши
Племена соединяли
Овец и скот, становились
Племенем ныне одним.
И это же нам предлагают
Боги. Мы ж видели доблесть
Их с тех пор и по ныне
И во веки веков».

А когда подсчитывать стали,
Кто за что выступает,
Одни рекли — быть едино,
Другие рекли — иначе.
И тогда отвёл отец Орей
От них стада свои и своё племя
И увёл от тех мест далече
И там своим людям рёк:
«Здесь мы воздвигнем город.
Отныне здесь Голунь21 будет,
Что прежде была голой степью
И лесом была дремучим».

И Киська ушёл прочь. И также
Увёл во места иные
Свои роды, чтоб не смешались
Они с людьми отца Орея.

И вот те предки наши,
Сотворив так, на землях тех сели.

Так Киська с людьми своими
Отошёл, создав землю иную.
И там они поселились,
Отделились и отмежевались,
Быть чужими друг другу решили.
Все они хлеб и соль имели
И друг другу перечить не смели.

И был Киська тот славен,
И люди Орея — славны,
Ведь текла к ним в ту пору слава,
Поля знали их меч и стрелы.
1б-I И вот язи22 пришли в его землю
И почали тягать скотину.
И тогда напал на них Кисек.
Бился с ними он день поначалу
И второй, и его люди бились.
И грех пришёл на их землю,
И многие ели останки,
И людей убивали мечами.

И так сказал отец Орей:
«Грешим мы и родичи наши,
Потому и черно от убитых,
Потому и едят мертвечину,
Что мы сдерживаем себя!»

И стало мерзко на сердце
Ориевом и возопил он:
«Поддержите Кисека с людьми его!
Все седлайте коней!»

И бросились все на язов
И до тех пор с ними бились,
Покудова их не разбили,
И не разгромили их.
И тут начали истину ведать,
Что имели мы силу
Лишь тогда, когда были вместе —
Никто не мог нас одолеть.
То же истинно, не одолели
Нас обоих, ибо мы — русы
И себе получили славу
От врагов, проклинающих нас.

Они ж, видя житьё наше благо,
Искушались взять братьев наших,
Сребро с мечей и горшки гончарны,
Из которых сыны б их ели.
Но житьё наше будет в степях
До конца нашего! Предрекали
Жизнь иную они нам, а сами
Не имеют в Свете нужды.

И слова эти наши — истина,
А их словеса есть ложны,
Ибо ложь они говорят,
Истине не внимают.
7а-I Кисек своим людям молвил
Слово пред нападеньем,
И они возненавидели вражей
И пошли на них и победили.
И это нам было знаком
Того могущества, коего язам
Нашим врагам вероломным
Явь дать не могла.
Сами мы были слабы —
И получили большую силу,
А враги — не такую большую,
Ибо мы — русские, а они — нет.

И там, где кровь наша пролита,
Там и земля наша.
И это все враги знают.
И захватить наши земли стремятся,
Но все их старанья к смерти
Приведут их, как это было
Исстари, со времён отцов наших.

И мы наизусть говорили
Слова эти, и ни одно слово
Из слов не было нами
Утрачено. И говорили
Мы братьям нашим, что сила
Божеская будет с вами,
И вы до конца победите
Врагов, хотящих ваших земель.
И станет так со врагами,
Они свои рты наполнят,
Полакав жидкой грязи,
И не будут браниться.

Вы же будьте сынами
Своих богов, и их сила
На вас до конца пребудет!

Не имели мы хлеба,
Чтобы насытить чрево,
Ибо сожжён огнём был,
И коровы наши страдали
Так же, как мы, пока быстро
Мы не охватили сталью
Юг и не стали сильнее
Нападавших на нас врагов.
4г-II И старый отец тот Орей
Сказал: «Идём из земли той,
Где убивают братьев.
Иначе они и старца
Забьют и отца ваша стара,
Как коров и зверей забивают.
Они и скотину нашу
Крадут и детей убивают».

Как только наш старый отче
Изрёк сие, мы поспешили
Уйти в земли иные,
Где течёт молоко и мёд,
И земли эти искали
Все три Ореева сына —
Кий, Пащек и Горовато23,
От коих три племени славных
После проистекли.
...храбрыми были сыны те,
дружины водили, садились
и ехали...
Шли за ними дружины вьюнош,
Следом — скот и коровы, возы,
С запряжёнными в них быками...
...овцы... дети, под призором старцев,
А также больные люди.

Так шли на юг, к морю
И мечами врагов разили,
Шли до горы великой,
Шли до травной долины,
До долины, где много злаков.
И Кий там освоил землю,
Начал обустраивать Киев24,
Став русским... вести...
...злом пренебрегли, и вышли
Туда, куда молвил Орей...
...коровы есть... и кровь наша просто...

Русичи, врагам не внимайте,
Говорящим недоброе... Орей
Отец, идём...
7з-II Так мы говорим, что имеем
Нашей веры венец прекрасный,
И не должны мы
Чуждую принимать.

И тут говорил нам князь наш,
Что мы к боярской ясуни
Должны идти, охранити
Её от победы вражей.
Что рано иль поздно
Время конца наступит,
Так пусть силу нашу мы будем
Иметь в степи Матери Солнца.
Она стережёт нас и крылья
Во все стороны распускает,
А тела наши — в середине,
И на плечах голова ясуни
В славном венце, и не может
Она в сече её лишиться.
Глава Мати Сваясунь,
И сберегали её до сего дня,
И когда чехи25 пошли к закату
С вои свои, и хорваты26
Забрали своих, тогда чехов
Часть с русскими поселилась,
И земля их не отделилась,
Так создалась Русколань27.

В Киеве же Кий уселся.
И мы ему подчинились,
С ним Русь собралась воедино,
А если сила иная
С нами будет, на неё не пойдём мы,
Потому как она есть с Русью.
15б-II По началу мы пребывали
Там, где заходит Солнце,
Оттоль шли к Солнцу до Непры,
Где Кий взял укреплённый город,
И где были иные славянские роды.
Там мы и осели,
Огни зажигая Дубу
И Снопу серечь Сварогу —
Пращуру нашу.

И вот в тот раз новый
Напал на нас ворог,
Коий во этой сече
Кровь наших пращуров пил.
И вражеских воев увидя,
Устремил на них Кий свои рати.
И бросились вои Перуна
На них, и тратили силу
До тех пор тратили силу,
Пока те не побежали,
Показывая зады.

И вот племя язов напало
На нас, и великая сеча
Была, и похищено было
Всё до последнего.
И видя то, наши вои
Говорили: «Боги наши
Прогонят ворогов наших,
Ибо Вышень грядёт на смертных!»

И он говорил нам: «Дети,
Огораживайте свои грады
От нападений, чтоб были
Ваши грады суровы и крепки!
И это Сварог посылает
Меня к вам,.. чтоб небесная сила
Так же... бережёт...»
2б-I И шёл отец Орей пред нами,
А Кий-князь вёл своих русов,
И Щек свои племена вёл,
А Хорев своих вёл хорват,
Так они покидали те земли.
И так нам внушили боги,
Когда отошли отсюда
Хорев и Щек, чтобы сели
Мы во горах карпатских.
И там были грады другие,
Построенные иными,
И нажили те иные
Соплеменники много добра.

И вот на нас снова напали
Враги, и мы побежали
Ко Киеву и до Голуни
И там осели тогда,
Свои огни возжигая
До Сварги и творя жертвы
Богам в благодарность
И также себе.

И тут князь наш Кий умер,
Тридцать лет владев нами.
А после него Лебедян28 был,
Его ж прозывали Славером,
И он прожил двадцать лет.
Потом из Великограда29
Верен был лет также двадцать,
Затем Сережень — десять.

С теми львами победы
Держали витязи наши
Над нёсшимися лихими
Врагов тысяче-тьмами,
Над теми вражьими тьмами,
Что неслись на сынов наших
Нынешних и грядущих,
На нас и на вас.

И тут пришли в степи готы,
Зло нам творя. И доблесть
Тогда праотцы наши
Пояли, борясь за жизнь.
И славянами стали,
Ибо богов прославляли.
И так мы — от богов внуки
Сварога и Дажьбога наша.
И мы тогда зло терпели,
А прежде великую силу
Имели и защищались
От готов почти шесть лет.

И тут нас поддержали
Ильмеры30, и мы победили
Витязей вражьих. И десять
Царей взяли, что были, как волки,
Принявшие львиную храбрость.
Когда мы на них напали,
Те хитрить начали с нами:
«Мы, мол — иные!»
И для брани иной сохранили
Они мечи и менять
Овец и овощи стали,
И клялись самим небом.
2а-I Было в старое время
Предрешено, чтоб сплотились
С иными мы и создали
Великую Русколань.
Русколань рождена была наша
Близ Голуни, игдеже стало
Градов и сёл у нас триста —
Дубовых домов с очагами.
И Перун, и земля наша там.
И вот о том дне поёт птица
Матерь Сва. И мы ждали со всеми
Оное время, когда вращаться
Начнут у нас Сварожьи колёса.
После песни Матери Сва
Это время наступит.

Когда мы терпели беды,
Мы Матери Сва говорили:
«Обороняй нашу землю
Хорошо!» Вендов31, тех, что
Подались на запад Солнца
И там пред врагами землю
Пашут и шаткую веру
Имеют, всегда побеждают
Из-за веры иной.
Боровин32 же молвил, будто
Силён он, и люди верят
Тем словам его. А иные
Сами глупцы изумлённы
И не верили в это до тех пор,
Покудова не прозрели.

Венды! Вернитесь на земли
Наши в древние степи!
И на поля поглядите
Вспаханные, что были
Бедными до прихода
Нашего из Семиречья,
Покуда от ворогов-дасу33
Очищены не были нами.

И говорит Сва-птица,
Когда огнь и смерть к нам несётся,
Превращая всю нашу Голунь
В погорелище: «Боги, боги,
Поливайте, дождём дождите!
Ибо бедна земля та
И разорена, и конями
Затоптана, ибо язи
Её сыновей забирают,
По земле на конях протекая».

Это боги сюда, во степи
Посылают демонов-дасу,
Потому что пренебрегали
Мы богами. И мы должны
Были слушаться их не так, как
Было то во времена антов34.
Анты те побеждали многих
Мечом, а лежат иные
И погребены в домах ваших,
Что чужды нам, их строят иначе.
15а-II Принеся в жертву белых коней35,
Ушли мы из Семиречья,
С гор Ирийских из Загорья36
И шли целый век.
И так как пришли мы в Двуречье37,
Своей конницей там всех разбили,
И пошли в Сирийскую землю38.
И там остановились.
А после мы шли горами
Великими, и снегами,
И льдами, и вот во степи
Притекли со своими стадами.
И там перво-наперво были
Наречены пращуры наши
Скифами39. Правь охраняла
Их от Нави, ибо в великой
Борьбе она силы даёт нам,
Чтоб отражать врагов.

И вот после этих сражений
Пришли мы к горам Карпатским,
И над собой посадили
Пять князей, и города и сёла
Воздвигали, и были теснимы
Множеством всяких врагов.
6в-II Эта земля за Явью.
Мы решили строить сто градов:
Хорсунь-град40 и иные,
Возведённые после.
Но Русколань раздирали
Смуты, что шли на юге,
А в северном крае много
Претерпевали борусы41.
Потому что враги не хотели
Нашего породненья,
Не хотели, чтоб русские роды
Все соединились.
А в Русколани те же
Два рода обороняли Сурож42,
И суренжане звали
Русов и борусов на борьбу.
И была эта битва суровой
И борьба. И между родами
Вражда долго Русь раздирала...

И вот праотцы наши
Были словно медведи с мечами.
И так им в давние годы
Говорили: куйте железо
И берите коней, текущих
От наших богов к нам.

И так сильной была и твёрдой
Русколань. И то из-за Перуна,
Нас поддерживавшего. Сколько
Раз мы меч извлекали
И врагов от себя отражали,
Ибо были сильны вожди родов
Ориевых так, будто после
Пития солнечной сурьи.

В старину это было.
В это ж время мы не имели
Единства. И были как овцы
Без Велеса... Он говорил нам,
Что мы должны ходить прямо,
И никогда — криво.
Но мы тех мудрых речений
Не послушали.

Напрасно не остерегались,
Праотцев потому и забрали —
Были угнаны русы Набсуром43.
Из-за вражьих нашествий то было.
И напали на нас отсюда
И до светлого моря44,
И пошли мы клонить свои главы
Под вражеские бичи.
И на Русь45 с трёх сторон напали
Те сильные враже.
И пошли тогда наши люди
Под Набсура-царя.
А после ушли в Египет46.
И долго в те годы давали
Мы дань. Но прошли дни, и русы
От Набсура освободились!
Ибо праотцы...
6г-II ...за ним не потекли,
Но пошли до краёв наших.
И там мы песни сложили
Об Индре и Валу47.
И точно львы мы бились...
Бились вместе с богами,
И к богам своим праотцев наших
Не принуждал никто.
Единственное то к смеху,
Что мы платить подать-мыто
Должны были, и не смели
Никогда... если терпели дань.

А князем тогда Набсур был,
Тот, что нас под себя взял.
И мы для войны отдавали
Ему вьюнош своих,
И тогда мы претерпевали
Палочные побои
По плечам, и чреслам, и щёкам
И это стерпеть не могли.

Мы не могли так.
И говорили, что нам не по сердцу.
И в тот день это случилось,
Когда был трус великий,
И вертелась земля, и к Сварге
Многие возносились,
И кони тогда метались,
И ревели волы.

И стада мы свои забрали
И бросились к северу, наши
Души спасая. И если
Мы будем хранимы богами,
Своих сынов не утратим
И дочерей, и жён также
И будем мы просто наследство
Им передавать.
И мы сметены не будем,
Потому что пред ратью Набсура
Не пойдём мы щитом отныне.
И дань будет наша.
Мы ходили, как псов потомки,
Но могли и тогда гордиться,
Да, могли мы гордиться,
Что не берегли себя.

И вот песни поёт Магура,
Песни поёт свои к сече.
От Индры исходит та птица,
Ибо Индра был и пребудет
Навеки тем самым Индрой,
Что с Перуном все брани заводит.
И было так, и вещала
Она до полночи ярую правду.
Лучше всем нам погибнуть,
Нежели быть под данью
И жертвы приносить их богам!
25-III Были они у Карани48,
И был это маленький город
На берегах морских русских.
И был там князь, повелевший
Эллинов бить и от Руси
Их отогнать. Снарядил он
Рать и конницу, вышел
На них и боролся с ними.
А эллины о печали
Рыдали своей и просили,
Чтоб дань им платить. И сбирали
С них дань — вино и овец на закланье.

И тогда те эллины, видя,
Что пьют русичи много,
Решили на них взбунтоваться,
Наброситься и побороть.

И пришёл волхв на закланье
И Соловей — его братец.
И русичам они сказали:
«Дарами теми не напивайтесь!»
Но их не послушали русы.
И вот напились. И в день тот
Набросились на них эллины
И разбили их. И погибель
Свою видя, отошли русы в степи.

Там и сели и силы собрали,
И пошли на врагов обратно,
И победили, ведь боги
Нас поддержали и руки
Поукрепили наши,
И мы одержали победу.

И вот бьются враги и так молвят,
Что овец расстригут и сами
Будут владеть тем краем,
Ведь он прекрасен, и они его не отдали.

И вот мы Триглаву молились
Триглаву велику и малу.
И Триглав тот предостерегал нас
И, врагов разя, быстро скакал.
И увидели мы, что боги
Берут верх над врагами.
И увидели, что богами
Убитые все мертвы.
И нам за богами следом
Убивать надо и видеть много
Мёртвых тел и то, как наскочет
Великая рать Перуна
На врагов и разобьёт их.

И вот Сварожичи слева
Идут и приносят победу
В руках своих славному роду,
Поддержавшему славу отцов.
И до сего дня не могут
Противостоять на поле
Враги могучему...

И вот жалуется над врагами
Жаля, а Горыня горюет
О смерти, в которую ввергли
Их руки богов.
И вот Карна плачет о мёртвых
О тех мёртвых Карна плачет,
Что на божьей тропе стояли
И умерли. И поля
Эти устланы мёртвыми
Кощюнниками и головами,
Отсечёнными, и кусками
Тел, отрезанными от тел.
И всё это лежит в травах,
И идёт смрад от этого поля.
И вороны отовсюду
Слетаются в это поле
Клевать мёртвых тел останки
И есть нежное человечье мясо.

И вот Сварог, нас создавший,
Орею сказал: «Сотворёны
Вы из моих пальцев.
И про вас говорить будут,
Что вы — сыны творца,
И станете как сыны вы
Творца и как мои дети,
И будет Дажьбог отцом вам.
И вы должны его слушать,
И он вам скажет, что нужно
Иметь вам и что вам делать,
Что творить и как говорить.
И вы будете великим народом,
И вы весь свет победите
И растопчите роды иные,
Что извлекают свои силы из камня
И творят чудеса — повозки
Без коней и разные могут
Без кудесников творить чудеса.

И тогда из вас всякий будет
Ходить словно кудесник,
И пропитание воям
Заклятия будут давать.
Но воины станут рабами
Многословия, и от многих
Тех словес вы лишитесь силы,
Мужества вы лишитесь,
И рабами станете дани
И золотой монеты,
И за златые монеты
Врагам захотите продаться.

И тогда боги вам скажут:
“Любите завет Орея!
Он для вас — свет зелёный
И жизнь! И друзей любите
И будьте мирными между родами!”»

И с тех пор было семьдесят князей49
Наших, таких как Мезислав,
Боруслав и Комонебранец,
И Гореслав50.
И тогда иных избирали
На вече, других на вече
Отлучали, ежели люди
Не восхотели их.

В то время много трудились
Князи. И был тогда Кышек51
Мудр и велик. И умер
Он, а после него
Были иные, и каждый
Что-то хорошее сделал.
И русичи это удержат
В памяти навсегда.
Потому как славили мы их
На каждой нашей тризне.
Трижды почитается память
Сынами их, и об этом
Забыть никто не посмеет.
Иначе получит проклятье
От бога и от человеков,
И его имя охают навеки.
8/2-III От берегов Готского моря
Мы шли до Днепра теченья
И нигде таких же, как русы,
Иных не видали бродяг,
А видели племена гуннов,
Свободные, и языгов52
И увидели сами бояр их,
Нас воевавших и терзавших на части.

От утра и до утра мы
Видели зло, что творилось
На нашей Руси, и ждали,
Когда приидет добро.
А оно никогда не приидет,
Если мы не сплотим свои силы,
И до нас не дойдёт эта мысль,
Что праотцев глас нам глаголет.
Вот ему и внимайте —
И потому другого
Ничего не творите!
И тогда мы пойдём в наши степи
Бороться за жизнь за нашу,
Ибо мы воины княже,
А не скоты бессловесны,
Несведущие, что творят.
6а-I И были у нас князьями
Словен с его братом Скифом53.
И, узнав о великой распре
На востоке, тогда сказали:
«В землю Ильмерскую идем!»54

И решили так, чтобы старший
Сын оставался у старца Ильмера55.
И они притекли на север,
И Словен основал там свой город56.
А брат его Скиф был у моря57,
И стал стар он и имел сына
Венда58, за ним же и внук был
Южных степей владельцем.

И много лилось там крови
Оттого, что великая распря
Была за посевы и пашни
По обе стороны Дона
И до русских гор59,
И до пастбищ карпатских.

И вот там рядить они стали
И меж собою выбрали Кола60,
И был он для них вождём-князем,
И творил он отпор врагам.
И он их поразил и отбился
От них. И о том с родом
Говорил, созвав единое вече,
Чтоб наша земля создалась.

И после стояла земля та
Пятьсот лет, затем началася
Между русскими распря,
И враждовали мы,
И тратили силу
И меж собой беспокойство
Одно друг от друга имели
И чинили разлад.

И тогда на отцов наших с юга
Пришли враги и сразились
С землёй Киевской за побережье
Наше морское и степи.
После ушли на север
И со фряжцами сговорились,
Теми, что также на помощь
Пришли нашим врагам.
Так вот сложилось дело
Для Скифии61, и с силой вражьей
Сразилась она и — победила,
Поправ гуннов, на Русь наступавших.
И в тот раз они были отбиты.
И это был знак: мол, если
То будем творить и ныне,
Иметь это же будем.
6б-I Мы вернулись, чтоб хранить степи,
Как отцы и праотцы наши,
Которые пастбища брали,
Имея степи свои.
И кровь свою проливая,
Они сохранить умели
Свои злачные травы,
Свои цветы полевые.
И так Голунь нашу врагам мы
Оставили. Была та Голунь
Кругом защищена, но враже
Притекли к нам прямым путём.

И мы должны были грады
Наши кругами ставить
Так же, как предки наши,
Что в старину за землю боролись.
И всякий наш отрок-воин
К земле припадал,
И её целовал,
И там же умирал.
И воины в наши степи
Ходить не ходили, не смели,
Потому что, куда б ни явились,
Нигде не нашли бы укрытья.

И это мы говорили,
Как наши отцы боролись,
И если мы повержены были,
Тогда Перун приходил к нам.
И он вёл нас, и вот тогда, сколько б
На земле ни было праха,
Столько воинов было Сварожьих.
Это помощь была от рати,
К земле с облаков идущей.
И это Дажьбог был — дед наш —
Впереди их. И как тогда было
Не победить отцам нашим!

А мы не понимали,
Мог ли он впереди быть?
И так возносили молитву
Богам нашим, чтоб поспешили
К нам на помощь и дали победу
Над врагами. Ещё молились
О нашей земле, ногами
Погаными ворогов попранной.
И так видели мы, как было
Это, и как сколоты62
Потекли на врагов, окуная
Их в грязь, не заботясь о ранах,
Им нанесённых врагами,
Покуда тех не убили,
Которые на них напали.
О том мы поведали вам!
2а-II Муж правый не тот, кто свершает
Омовенья и хочет быть правым,
А тот, у кого деянья
И слова совпадают.
Об этом сказано было
В древности, чтоб мы творили
Всегда хорошее только
Так же, как деды наши.
И мы наши полосы пашем
И будем со временем славны.

Но были рукою вражьей
Борусь63 и Русь разбиты,
И творились тогда злодеянья,
И князь наш немощен был,
И сынов своих на брань он выслал,
И они, врагами сражённы,
Полегли, ибо пренебрегли тем,
Что порешило вече.
Потому и были разбиты,
Потому и дань у нас взяли.

И не так ли решаем мы ныне:
«Князи — наши суть, и не надо
На полдень ходить им, чтобы
Землю детям и нам добывать».

А на юге на нас нападали
Греки, как только Борусь
Отделилась от нас, и сеча
Была великая месяцев много.
Сто раз Русь возрождалась —
И сто раз бывала разбита
От полночи и до полудня,
От севера и до юга.

И так праотцы наши
Скот водили и были Ореем
Отцом уведены в край русский,
Ведь, оставшись, претерпели бы много.
И ранения кончились, и не стало
Холода, как только до места
Сего дошли и поселились
Огнищанами в русской земле.
И вот прошли две тьмы, а за теми
Двумя тьмами пришли варяги64
И землю у хазар65 отобрали,
На коих работали мы, платя дань.

И ещё был народ ильмерский66,
От ста до двухсот имевший,
Краёв. Наш же из русской
Земли народ вышел позднее.
И поселился среди ильмерцев67,
И были они нам братья
Нам подобные, и если даже
Они от нас отличались,
Всё ж нас от зла охраняли.

И не раз собиралось вече.
И что постановлено было,
То и провозглашалось
И за истину принималось.
А то, что не принималось,
Не должно было быть. Избирали
От собрания до собрания князя,
Так мы жили и им помогали.

И много мы знали и делать
В очагах сосуды умели
Гончарные, взяв хорошей
Земли, а также умели
Мы скот разводить, как отцы.
И пришёл на нас злой род. И...
2б-II ...были принуждены мы укрыться
В лесах, и там мы жили
Как охотники и рыболовы,
И там мы могли уклониться
От угрозы. Так мы пережили
Одну тьму — и начали грады
И огнищанские сёла
Свои ставить повсюду.

За другой тьмой был холод великий,
И мы потекли на полдень,
Потому как места там злачны,
И там римляне68 забирали
Наш скот по цене, нам угодной,
И держали пред нами слово.
И пошли мы к зеленотравью
Южному и много скота имели.
15а-II После к Ильмень-озеру69 вышли
И там основали Новгород70.
И отныне мы здесь пребывали.
И Сварога, первого предка,
Тут молили среди истоков
Рождающихся и просили
Его, ибо он — источник
Хлеба нашего, — свет сотворивший.
Он есть Бог Света,
И Бог Прави, Яви и Нави.

И вот воистину их мы имели,
И эта истина переборет
Силы тёмные и ко благу
Приведёт, как вела праотцов.
5а-II Подробнее о начале
Нашем мы так расскажем:
За тысячу пятьсот лет до Дира71
Дошли наши прадеды
До карпатской горы, и осели
Они там и жили спокойно,
Потому как в ту пору роды
Отцами родичей управлялись,
И Щеко был старшим в роде,
Щеко из иранцев.

И Паркун благоволил нам,
И тут мы чехами стали72
И так пять сотен лет жили,
А потом вышли от чехов
На восход, и шли до Непры.
Река же та течёт к морю
И мы у неё уселись
На севере — там, где речка,
Что Припять зовётся, втекает.
И там мы поселились,
Пятьсот лет управлялись вечем,
И были богами хранимы
От многих, что языгами звались.

И было там много ильмерцев —
Огнищан осёдлых. Водили
Мы скот свой в степи и были
Там богами хранимы.
Быть может, это предвидел
Орей-отец, что будем
Мы иметь много злата,
И жить будем богато.
5б-II И вот отошли языци73
На полдень, оставив одних нас.
И так мы пошли в те степи,
Куда быков и скот наш выводят.
И вещали тут птицы Сирины,
Во множестве к нам прилетая.
И галки и враны летали
Над едой, и много было
Еды в степях, так как племя
Костобоких74 на нас напало.

И открылись многие раны,
И вот кровь пролилася.
Те внезапно главы отсекали
Врагам, и ели их враны.
И так в степях свищут Стрибы75,
И бури гудят до полночи.
Небезопасна та сеча
Была великая. Разили языци
И костобокие и со злобой
Утекали, воруя наших
Быков, и так продолжалась
Борьба эта двести лет.

И тогда наши родичи вышли
К ляхам76 и там осели
За век до готов Германареха,
А те на нас стали злобны,
И была тут великая сеча,
И готы подвинуты были
И отогнаны к Донцу и Дону,
И Германарех вино пил за дружбу
С воеводами нашими, с нами,
И так была новая жизнь
Нами утверждена.
16-II Сию Велесову книгу
Посвящаем нашему Богу,
Который прибежище наше,
Прибежище наше и сила.

Был муж в оное время
И был доблестным он и благим
И звался отцом тиверцев77,
Имел жену и двух дочерей он,
А также скотину, коров и много
Овец. И в степях они жили,
Где дочерям его не было мужей,
И молил он богов о том, чтоб
Роду его не пресечься.

И Дажьбог ту мольбу услышал
И измоленное по мольбе дал,
Потому как настало время.
И вот он прошёл меж ними,
И вот ворожить он начал,
И наворожил ясну тучу,
И тут Велес-бог отрока принёс.

И пошли мы к нашему Богу
И Ему возносить хвалу стали:

«Будь благословен, вождь наш,
И ныне, и присно, и от века до века!»

Изречено это кудесниками.
Они прочь уходили
И назад возвратились.
5б-I И дошли тиверцы до синя моря
И до Сурожа к вам — и сказали:

«Как мы сами о том помним,
В старые времена сплотились
Анты от язов спасаясь,
И было пролито много крови,
И стоит Русь на ней ныне,
Потому что ведь мы пролили
За неё кровь-руду нашу
И так навеки и до конца будет.
Пошли славянские роды
И племена от земли этой нашей.
Мы, славя богов, не просили
Никогда, лишь их славили силу.
А также мы величали
Сварога — пращура наша,
Который был, есть и пребудет
Нам вождём навеки и до конца».
7з-II Там Перун идёт, золотою
Своей тряся головою,
В небо сине меча молоньи,
И оно от того твердеет.
И Матерь Слава о трудах поёт ратных.
И мы должны её слушать
И желать битвы суровой
За Русь нашу и святыни наши.
В облаках Матерь Слава сияет,
Как Солнце, и возвещает
Нам победы и гибель,
Но мы этого не боимся,
Ибо вечную жизнь имеем,
И о вечном должны радеть мы,
Ибо земное против него — ничто.
На земле мы сами, как искра,
И сгинем во тьме мы, как будто
Не было нас никогда на свете.

И так отцов наших слава
Придёт к Матери Славе,
И пребудет в ней до скончанья
Веков земных и иной жизни.
И с этим мы не боимся
Смерти, ведь мы — потомки
Дажьбога, через корову
Земун родившего нас.
И потому мы — кравенцы78:
Скифы, анты, борусины, русы
И сурожцы. Так мы стали
Дедами русов и с пеньем
Идем в Сварожью синюю Сваргу.

В старо время нас рыбоеды79
Оставили, не желая
В наши земли идти, говоря нам,
Что им и так хорошо.
И так вот они погибли
И не стали плодиться с нами,
Умерли, потому что
От неплодных ничего не осталось.
И никому не известно ныне
Ничего о тех костобоких,
Которые помощи ждали
От самой Сварги и перестали трудиться,
И так вышло, что их поглотили лиры80.
И тут мы сказали, что это
Правда — от них обоих
Ничего не осталось,
Так как мы поглотили лиров —
И теперь мы их не имеем.

И так повернули дулебы81
От наших жилищ на Борусь.
Мало осталось лиров,
И мы нарекли их ильмерцы,
Потому как у озера сели.
Тут венды уселись дальше,
А ильмерцы там остались.
И так было их мало.

И в поле нашем Сва говорила,
И Матерь Сва била крылами,
Пела к сече, и та птица — не Солнце,
Она — та, из-за которой всё стало.
1-II Напрасно мы забываем
Доблесть времён прошедших
И куда неведомо идем.
И там мы смотрим обратно
И молвим, будто б стыдились
Мы познавать стороны обе —
Стороны Прави и Нави
И думающими быть.

И вот Дажьбог сотворил нам
Это и то, что сияет
Нам свет зари, ибо в бездне
Той Дажьбог нашу Землю повесил.
Чтоб была удержана крепко.
И так пращуров души —
Нам сияют Ирия зори...

Но греки на Русь нападают
И злое творят во имя
Богов их. А мы же сами
Мужи, неведающие, куда нам
Бежать и что нам делать,
Ибо то, что положено в Прави
Дажьбогом, неведомо нам.
А потому как эта битва
Проистекает в яви,
Жизнь нашу творящей,
Если мы отойдём — будет смерть.
Явь — текущее, это
Сотворённое Правью.
До и после неё — Навь есть.
А в Прави есть Явь.

Поучились мы мудрости древней,
Душами вверглись в это,
Поскольку это вокруг нас
Сотворено силой богов.
Это в себе мы узрели,
И это как дар было божий,
И это нам треба, ибо
Это значит следовать Прави.

И вот пращуров души
Из Ирия нам сияют.
И там о нас Жаля плачет,
Говоря нам, что пренебрегали
Мы Правью, Явью и Навью...
Сим мы пренебрегали
И были к истине глухи...
И мы недостойны боле
Быть Дажьбоговы внуки.
Ибо лишь молясь да имея
Чистыми тела и души,
Иметь будем жизнь с праотцами
Нашими, во едину
Слившись Правду в богах.
Только лишь так мы будем
Дажьбоговы внуки.

Смотри, Русь, как велик божий
Ум, с нами единый,
Ему и творите славу,
Возглашайте едино с богами...
Бренная есть жизнь наша,
И сами мы — также,
И словно бы коням нашим
Нам придётся работать,
Живя на земле с тельцами
И овцами и живя сыто,
И от врагов убегая на север.
19-III И вот виделось в Нави:
Там Огнебог, влачася,
Уходил от чудного Змея,
И текла, затопляя землю,
Кровь из Змея, и её лизал он.
И тут муж сильный явился,
И рассёк надвое Змея —
И стало два, и ещё раз
Рассёк — и стало четыре.
И о помощи к богам возопил он.

И те на конях пришли с неба
И Змея того убили,
Потому как была его сила
Не людска, не божья, а чёрна.

И Змей тот — вороги наши,
Враги, приходящие с юга.
Это боспорские вои82,
С кем деды наши сражались.
Они хотят, чтобы земли
Наши отошли к грекам,
Но мы не отдадим их,
Потому как то земли наши.
И мы их не упустим.
А сотворённый Змей тот
Есть смерть нам
И наша погибель.

Должны мы сражаться за землю
Нашу не на жизнь, а на смерть.
Она от нас протянулась
До полян, дреговичей83, русов84,
Протянулась до самого моря
И до гор и полуденных степей.
И это есть Русь. И только
От Руси мы имели помощь,
Потому как мы — внуки Дажьбога.
Мы молили Патара Дыя,
Чтоб низверг он огонь с небеси,
Чтобы Матери Сва он позволил
Принести на своих крыльях славу
Славу праотцам нашим.

И ей мы поём свои песни
Возле костров вечерних,
Где мы сказывали старым словом
О славе нашей, о святом Семиречье,
Где мы города имели,
Где отцы наши сражались.
И покинули мы ту землю,
И в землю иную идя,
Где теперь мы должны удержаться.
И в древности взяли мы Голунь
Нашу, и сотворили грады
В этой земле, очаги и сёла.

И вот телеса омоем
Наши и наши души,
Чтоб была чистой Голунь
Русская, где сильно бьются
И на ворогов страх с изумленьем
Наводят. Ибо от пастбищ,
Тех пастбищ, где овцы ходят,
Земля пролегает наша
На день пути до соседей,
Где творили иное,
Где были мы в старое время,
Где нас одолели.
И там мы узрели руку,
Грозившую нам, и суровый
Видели день, и день тот
Крови хотел. И мы
На свою русскую землю
Её прольём... В русских градах
Нам вопиют и камни,
И мы отныне решились
Идти и смотреть смерти в глаза.

Почтите сына моего, который умер за неё.
4г-II В Суроже над нами будет
Свет. И вот мы идем
Туда, где горящую землю
Видим... у Лукоморья85
Всякий день обращаем взор наш
К богам, которые — Свет.
Его же мы называем
Перун, Дажьбог, Яр, иными
Именами. И поём славу
И милостью божьей
Живём, пока жизнь имеем.

В Суроже были враже
Наши, что, точно змеи,
Ползли и болями грозили,
И смертью, и живота лишеньем.
И вот всем им явился
Бог сильный, и мечом-молоньей
Бил их, не преставая,
И они испустили дух.

И к нам и на нас Сурья светит,
И увидели все сначала,
Как застит славу Сурьи
Дедова тень, приносящая зло,
И как от той тени злое
Изошло племя демонов-дасу,
И на пращуров наших напало,
И многие умерли от того и ушли.
22-III Также о том расскажем,
Как получил Квасура86
От богов наших тайну,
Как готовить квасуру.
Она есть утоление жажды,
Которое мы имеем,
И мы на Радогоще
Должны радоваться и плясать
Подле богов наших,
И венки подбрасывать к небу,
И петь, творя богам славу.

Квасура был мужем сильным
И от богов вразумляем
И тут к нему Ладо, придя,
Повелела мёд вылить в воду
И осуривать его на Солнце.
И вот так сотворило
Солнце-Сурья, что забродил он
И в сурицу превратился.
И мы пьём её во славу божью.

И было это во веки
Докиевские, и муж тот
Во сто крат был весьма богами
Выделен и свою
Он передал тайну
Богумиру отцу, и ученье
Небесное получил тот,
Как сотворить квасуру,
Ту что называют сурыня.
И это мы вспоминаем,
Когда собираемся вместе
На Радогоще нашем.

И вот, когда наступают
Дни овсеня, мы кончаем
Жатву и этому рады.
И если иной не удержит
Естества своего и скажет
В этот раз безумное нечто,
То это от Чернобога.
А другой же получит радость,
И от Белобога это.

И так подыскивать должно
Врагов и друзей нам... Наши,
Куя мечи на силу вражью,
Мы получаем силу
Божескую, чтоб врагов нам
Поразить с обеих сторон.

И сотворил Богумир этот сурью,
Когда те предрекли ему славу.
И они были, и была сурья,
Когда хвалу рекли ему боги...
И вот они установили
Для себя роды, и боги
Потому есть — причина родов,
Так вот иметь и стали
Они родные те роды.

И теперь Сварог — Отец,
А прочие — сыны его.
И мы должны ему были
Поклоняться, как поклонялись
Родителю, потому что
Он — Отец нашего рода.
И род этот есть род воев
От Кия до киевских князей.

И когда за войною готской
Обрушилась Русколань наша,
Мы, оставив её, к Киев-граду
Притекли и на той земле сели.
На земле той, где мы со степными
Врагами в борьбу вступали,
И тут мы оборонялись
От них и стояли крепко.

То было чрез тысячу триста
Лет после века Кия,
Чрез триста лет после жизни
В Карпатах и тысячу — после
Закладки Киева-града87.
Тогда одна часть к Голуни
Ушла и там и осталась,
Другая — до Киева-града.
И первая есть русколаны,
Другая — кто сурень чтили88,
Десять веков за скотом ходили,
По землям нашим стада водили.
И вот была тогда Голунь
Градом славным и триста имела
Городов сильных. А Киев
Меньше имел: на юге
Всего десять градов, сёл — мало.
А до этого были их роды
Все на юге в степях, где жили
Они, сеяли и жали жито,
И там отдавали грекам
В обмен на златые цепи,
Монеты и ожерелья.
А потом их опять носили
Грекам в обмен на пиво
И вино, и овец разводили
Они для этого мена.

И те русы создали Сурож
Сильный город на юге, который
Не создать, не выстроить грекам,
Но разрушили его греки
И хотели побить они русских,
И потому мы на них ходили
И рушили сёла греков,
Эллины ж си — русколанам
Враги, и враги богам нашим.
В Греции ведь почитают
Не богов, а людей, из камня
Высеченных, мужам подобных,
А наши боги — образы суть.

И когда с готами бились
Теми, что надевали
На головы свои к сече
Рога волов и коровьи
И кожами облекали
Чресла свои, и мнили
Этим устрашить русских,
Тогда мы портки снимали
Свои и, оголяя чресла,
Шли в бой и их побороли.
И с тех пор мы выходим голы
На сражения и побеждаем.

А также, когда стояли
Греки, боясь из ножен
Вынуть меч, измождены одеяньем
Своим, и стояли как жертва,
Что должна пасть на землю,
И та пить кровь её будет,
Когда при умерщвленье
Исходить из неё будет жизнь.
8/3-III Когда наши пращуры Сурож
Сотворили, начали греки
Течь гостями на торжища наши,
И, прибывая, всё
Осматривали, и, землю
Нашу видя, множество вьюнош
К нам посылали, и домы
И грады строили для торговли.
И вдруг мы увидели воев,
Их воев с мечами, в доспехах,
И вот нашу землю скоро
Они прибрали к своим рукам,
И пошла уж игра иная,
И увидели мы тут, что греки
Празднуют, а славяне
Работают на них тяжко.
И вот так земля наша,
Та что четыре века
Была у нас, греческой стала,
И сами мы оказались
Как псы, и нас выгоняли
Каменьями вон оттуда.
И огречилась земля та,
И теперь мы должны были снова
Доставать её, кровь проливая
Свою, чтоб опять она стала
Нам родной и богатой.

И Перуница в небе летела,
И несла с собой рог славы,
И до дна мы его испили,
И стало у нас тогда
Витязей в десять раз больше,
Чем у ворогов наших.
И та Перуница сказала:

«Как же вы, русские, пашню,
Пашню свою проспали?
С этого дня должны вы
Встать на борьбу за неё!»

И Сурья тогда сказала:

«Идите, русские, и делайте это!»

И когда в край свой пришли мы,
То ударились в городскую стену,
И для себя и для наших дыру в ней
Пробили, и оказались тогда у себя.

«Кому Перун присудил,
Тот в рай пойдёт —
Есть яства вечные в Сварге.
Быть может, сегодня погибнем,
Но к жизни врат иных не имеем.
И лучше мёртвому быти,
Чем живым на чужих работать.
И никогда не живёт раб лучше
Деспота, даже если
Тот ему потакает.
Мы должны были слушать князей
Наших и за нашу землю
Воевать, как они говорят нам».

И вот тут пришёл к нам Индра,
Чтобы мы сохранили
Силу в бою и стали
Твёрдыми, чтобы наши
Витязи одолели,
Ибо сила наша от Бога,
И нам на поле сечи
Не быть победжённым.

Принесли на Руси мы жертвы
Своим богам, и гадали
По полёту птиц и, узрели,
Что должны быть повержены долу
Враги в прах и в кровь.
И если не побоимся
Мы пробить кольцо стен, то за ними
Окажутся греки, что силы
Не имеют — обабились суть.
И тонки мечи имеют
И лёгки щиты, и скоро
Они устают и на землю
По слабости бросаются.
И помощи от василийцев89
Они получить не успеют,
И они должны будут сами
Встать на свою защиту.

Та Сурож была нашей —
И нашей станет,
Не должны мы их слушать.
Они молвили, что учредили
У нас письменность их, затем чтоб
Мы, приняв её, свою забыли.
Но вспомните о том Иларе,
Что хотел учить наших деток90
И должен был прятаться в наших
Домах, чтоб мы не знали,
Что он учит письмена наши
И как богам нашим приносить жертвы.

И я вам о том поведал,
Что вы победили греков.
И будет так, как было,
Ибо я ясно видел Кия —
Отца нашего, и сказал он
Мне, что мы их уничтожим,
И о том, что унизим Хорсунь,
Для нас постыдную мерзость,
И будем великой державой
С князьями нашими, с городами
Великими, несчётным железом,
И будет у нас потомков
Без числа, и уменьшится греков,
И будут они на былое
Дивиться и качать головами.

Делайте так, ибо будут
У нас и многие грозы,
И два княжества объединятся,
И новое встанет — другое.
И так мы одержим победу
Окончательно, утвердимся навеки.
Многое дадут нам боги,
И нас ничто не унизит.
Встаньте, как львы, один за одного!
И держитесь за своего князя.
И Перун будет с вами
И даст вам победу.

Слава богам нашим
До конца веков! И земле той,
Земле нашей Руси отцовской
Всяких благ! И так всегда будет,
Ибо эти слова от богов!
21-III И вот одолел храбрый
Ту силу злую — обе сотни
Опоясанных вражьих воев,
И нам сохранить полагалось
Порванные одежды,
И мы богам соорудили
Хранилище. И приходили
С друзьями к стене дубовой
И к другой стене — и хранили
Там подобия наших богов.

Мы имели много хранилищ
В Новеграде на реке Волхов,
Имели и в Киеве-граде
И в божьих лесах.
А также и на Волыни91
Хранилище было дулебов,
А также и в Суроже было
На Сурожском синем море.

И это для нас оскорбленье
Великое, что боги наши
В хранилищах сурожских взяты
И повержены в прах врагами
И валяться должны, потому как
Русичи сил не имеют,
Чтоб врагов одолеть в бою.

И мы имели наши одежды
Рваными, как у скитальца,
Что ходил по ночам лесами
И порвал на куски одёжу.
Так и русские — мы имели
Лохмотья на теле русском.
И не берегли мы одежды,
Лишь богов славить старались,
Что жертв от нас не приемлют,
Разгневаны нашей ленью.

И всё же Матерь Сва-птица
Нам предрекла славу
И уберечь нас молила
Славу наших отцов.
Не имели мы дерзости выйти
На рать и своими мечами
Взять нашу землю,
Очистив её от врагов.
И вот тысячу триста
Лет мы храним святыни,
А ныне говорят наши жёны,
Что блаженные мы,
Что утратили мы свой разум
И как агнцы стоим пред врагами.
Что на брань мы пойти не смеем
И мечом поразить врагов.
И вот грядёт к нам Купала,
И вот говорит нам Купала,
Что должны мы теперь стать вои
С телесами и душами чистыми.
И пошли по его стопам мы,
К нам пришедшего, и, храня нас,
Он повёл нас к суровой битве,
И там, в этой битве погибнув,
Мы предстали б пред ликом Сварога.
И так, идя к сече, хвалили
Мы богов наших пред бранью,
Хвалили богов, как в дни мира,
И вот Купалич сказал нам,
Что достигли мы оное время,
И теперь будем чтимы за славу,
И с нашими отцами пребудем.
7ж-II И ведали мы, что русский
Должен род собираться
В десятки и в сотни, чтобы
Напасть на врагов и с них
Головы снять. И злые
Полягут тогда, и звери
Хищные, их поев, сдохнут.

По Руси текут великие реки,
И журчат многие воды,
И поют они о стародавнем.
О боярах, что не боялись
Идти ко полям готским,
Что многие лета боролись
За русскую нашу вольность,
О тех смелых боярах,
Что ничего не сберегали,
Даже не берегли своей жизни —
О них говорит Берегиня.

И крыльями бьёт Сва Матерь,
Славу поёт та птица
Воинам борусинским,
Павшим от римлян подле Дуная
Возле Троянова вала92.

И они на прямом пути к тризне
Полегли, и Стрибоговы внуки
Над ними пляшут и осенью плачут,
А студёной зимой причитают.
И голуби дивные так нам
Говорят, что погибли славно
Они и оставили земли
Свои не врагам, а сынам.
И так мы — их потомки,
И земли нашей мы не лишимся,
Не отдадим мы её варягам,
Не отдадим её и грекам.

И тут, как жена благая,
Заря Красная пришла к нам
И молоко дала нам,
Чтоб удвоилась наша сила и крепость.
Ибо Заря возвещает Солнце.
И также мы слышали, скачет
Вестник конный к закату Солнца,
Чтобы чёлн золотой направить
К ночи, чтоб воз влеком был
Волами смирными по синей степи,
И там же Солнце спать ляжет в ночи.
И когда день приходит к вечере,
Появляется другой наездник,
И так говорит он Солнцу,
Что волы и воз уж готовы
И его на отмеченном пути ожидают,
И что заря пролилася в степи,
И позвала Мать, чтоб Сва поспешила...
8/2-III И тут пришла Красна Зорька,
Нанизывая драгоценные камни
На убранство своё. И её мы
Приветствовали от сердца,
Как русские, а не как греки,
Не знающие о богах наших
И по невежеству говорящие злое.
Но мы имя славы имеем —
И славу ту доказали
Мы на вражьем железе,
Когда на их мечи приходили.

И даже медведь встал, как вкопан,
Чтобы ту славу услышать,
И аланы93 скакавшие стали
И потом говорили о русских:

«Убивать бы они не стали,
Если б нужды не было в этом —
И гордятся русские этим,
А греки воюют ради
Своей похоти. И дают хлеб
Русские не так, как греки,
Которые и берут, а сами
Злобу таят на дающих».

И орлы о славе той кличут
Во все стороны света,
Ибо русские люди вольны
И сильны во своих степях.
7а-II Слава богам нашим!
Мы имеем истинну веру,
Что не требует жертв человечьих.
Это делается у варягов,
Приносящих такие жертвы
И Перуна — Паркуном зовущих.

И мы ему приносили жертвы,
Но давать мы смели только
Полевые жертвы от наших
Трудов: просо, молоко, жир.
А ещё подкрепляли Коляду
Ягнёнком, а также во время
Русалий, во день Ярилин,
А также на Красную гору.
Тут же мы начинали
Вспоминать о горах Карпатских,
Когда род наш звался карпене94.
Те что разместились
И жили в лесах от страха,
Дреговичи именовались,
А на полях мы звались поляне.

Так всякий, кто слушает греков,
Про нас скажет, что мы — людоеды,
Но то ложная речь, поскольку
Воистину это не так!
Обычаи мы имеем иные.
Тот же, кто хочет другого
Победить, говорит о нём злое,
И тот глупец, кто не борется с этим,
Ведь и другие так начнут говорить.

И так долго мы управлялись
Родами, и старшие из всякого рода
Шли судить своих родичей правым
Судом под Перуновым древом.
И также имели в тот день мы
Игры пред старших очами:
И юноши силу казали,
Быстро бегали, пели, плясали.
В тот день огнищане ходили
На промысел и дичь приносили
Старцам, её с нами делившим,
И волхвы делали жертву
Богам и их восхваляли,
И славу провозглашали.

Во время же готов, или
Когда появились варяги,
Князь в вожди избирался,
И к сече суровой вёл вьюнош.

И вот, на нас поглядевши,
Замыслили римляне95 злое.
И с колесницами в бронях железных
Пришли и напали на нас.
И потому мы оборонялись
От них долго и отваживали...
7б-II ...их от нашей земли. И ромеи96
Узнали, как жизнью нашей
Мы дорожим и оставили нас.
Но тогда захотели греки
Биться с нами возле Хорсуни.
И сурово мы бились против
Рабства нашего, и лет тридцать
Была борьба и великая распря,
И оставили нас.

И тогда на торжища наши
Пришли греки и нам сказали:
«Обменивайте коров ваших
На сребро и мазь для детей и жён».
Так мы на их снедь меняли
Бороны. Греки старались
После еды нас ослабить
И стремились взять с нас дань.
Но не ослабились и не отдали
Мы землю нашу, как и землю Трояню97
Не дали ромеям. Не встала
Дабы Обида Дажьбоговым внукам,
Беспокоящимся о вооружённых врагах.

И сегодня мы не заслужили
Хулы, как и праотцы наши,
Ибо мы рубились у брега
Готского моря и одержали победу.

Песнь хвалебную поёт Матерь.
Она — прекрасная птица,
Что несла нашим пращурам в домы
Огнь, а ещё принимала агнца.

Над готами, болью нашей,
Мы одержали верх силой.
И должны врагов рассекать мы,
И прогонять их как псов.

Погляди, мой народ, как иные
Мы оберегли народы.
И мы, получая раны,
Не ошиблись и рядиться не стали.
А мы сами врагов прогоняли,
И избыли беду, и имели
Жизнь иную, ведь бились сами
За сто градов, не отходя от них.
И тягчайшее пораженье
Было нам, но полторы тыщи
Лет мы переносили
Многие битвы и распри,
И всё же остались живы,
Потому как были свирепы
И ещё жертвенны были
Наши юноши и воеводы.
23-III И вот пришли новояры98
От старых пашен, где тоже были
Русские, и двинулись к югу,
И десять веков во степях сражались.

И это русские также,
Кто избирают князей.
Это делалось в каждом
Роде, а роды давали
От каждого племени князя,
А те старшего избирали.
И он был вождём в сраженьях.
И так мы жили в земле той,
Пока враги не пришли к нам,
Не пришли к нам и нас не разбили.

Это Греция на ту землю
Пришла и на ней осела,
И о Руси не имела заботы.
И вот мечи вынули русы,
И на греков напали,
И отогнали их от своих побережий.
И тогда привели греки рати,
Защищённые в железные брони,
И была великая сеча,
И граяли враны там, видя
Человечину, лежащую в поле,
И ели они останки,
И великий грай стоял в поле.
И ели они останки
Греческие, не трогая русских.
Там имели они защиту,
Потому как гибели русским
Не возжелали боги.

И сражалось там Солнце и Месяц
За ту землю, и Небо сражалось
За поле битвы, чтоб не попало
В руки греков, а русским осталось.
И мать плачет там о своих детках,
Что кровь пролили на поле сраженья.
И поле то русское стало.
И до сего дня новояры
Там сидят, а земля та — наша
Из-за крови, пролитой мечами.

И там эллины-греки сказали
Нашему старшему князю,
Что они не хотят ходить в землю
Неров99 и рабов брать аланских,
Ибо имут брега морские.

И про это в дни наши имели
Предсказание мы — ведь наши
Отцы, умершие на поле битвы,
У врагов наших землю не взяли.
И значит это: и сегодня,
По предсказанью, её никто не возьмёт.

Вот пришёл Германарех
К нам на север, и вот должны мы
Были оборонять свои земли,
А также идти на него,
Ибо готская земля — наша.
Её сеяли и усевали
Белояры100 своими костями,
Поливая своею кровью,
И потому она наша.

И вот поёт Матерь Сва-птица
И славу нам предрекает:
Нам самим и мечам нашим.
И мы пошли до святого поля101,
И полночных врагов одолели,
И полуденных отразили.
И пошли на врагов и сошлися
С ними, и были германцы102
Повержены русскими, ибо
Мы — Отчича наша Перуна
Сыны и Дажьбога внуки.

И вот Сварог указал нам,
Где греки и Германарех.
Гарманарех отпрянул на север,
А эллины-греки — на юг.
Так мы обрели землю нашу
И собрали её воедино,
И сыновей своих мы не давали,
Ибо сыны не имеют цены.
И вот идёт в наши степи
Великое множество родов
Иных, и мы не должны быть
Мирными и не должны
Просить о помощи, ибо
Помощь та только в мышцах наших,
И лишь на конце мечей помощь,
И ими сечём мы врагов.

И это поёт нам птица
Матерь Сва, чтобы мы подняли
Свои мечи на свою защиту,
И она бьёт крылами о землю,
И прах поднимается к Сварге.
И вот на земле этой видим —
Враги, она бьёт их, сражаясь
За нас. И мы их одолели,
Как она нам кричала,
Ибо крик её был в сердце нашем.
И мы ведали, как пить сурью,
И как до сечи идти мы знали
И там одолевали иное
Питьё, сотворённо богами.
Оно будет нам как вода живая
В час последний великой тризны,
Той, что у всякого будет,
Кто умер за землю свою.

И вот на нас смотрит Сварожич
От своей чудной Сварги
И, наши рати видя,
Перечисляет их.
И когда ему не хватает
На руках пальцев для счёта,
Тогда он их считает
По пальцам ног своих.
И наш ведает Пращур,
Что мы — великая сила,
И враги одолеть нас не могут.

И так на врагов текли мы
И дожидались, пока на землю
Они падут и умрут от Мары.
А мы Марь эту знаем!

И вот мы говорили
В сердцах наших, что не вернёмся
Мы к очагам нашим,
Доколе рыщут враги,
Доколе не бросимся разом
Телами на ворогов наших,
Доколе ещё забирают
Враги наши земли себе.
И мы говорили, что боги
О нас заботу имеют,
И если будут убиты
Передовые бойцы,
То лучше детей своих бросить
На копья, чем к врагам повернуть зады.

И вот наши люди победу
Одержали, и потекла к нам
Земля наша, чтобы смогли мы
Её держать до смертного часа
И Мару узреть. И чтобы
Мара от нас отступилась
И сказала, что «не имела я силу
И вот не одолела витязей русских».

И тогда потечёт к Сварге слава.
И там боги скажут, что храбры
Русичи и есть им место
Подле бога войны Перуна
И Дажьбога — их отца.
8а-I Посмотрите вокруг — увидьте
Птицу ту на челе вашем!
И поведёт вас та птица к победам,
Над врагами, ибо вы — её дети,
Сыны и одержите тем победу!

И она, красуясь пред нами,
Влекла нас к себе своим светом.
И во времена иные
Так было, когда шли русы
С вендами и хотели
Унести богов своих к морю.

И там мы угнездились.
И были там грады и храмы —
Помолья и многие зданья,
И мы были богаты.
И те украшены были
Помолья сребром и златом,
И мы почитали многих
Деревянных богов.

И это ведомо было
Иным, тем, кто видели это,
И кого это всё задевало
И перечило им.
Потому-то и родичи наши
Не имели покоя.
Приходили арабы
И терзались на торжищах наших
О богатстве и дани,
Даваемой навсегда там осевшим.

И вот говорят, что земля та
Опротивела нам трудной жизнью
И войнами. И тогда мы
Отошли к Карпатским горам,
Ища покоя, но и там также
Враждовали с нами злые языци,
Там мы пели о том, что мы — русы,
От отцов те песни имели
О прекрасном житье во степях
И о славе наших отцов.

И вот Бобрец103 воевода
Повёл русских во Голунь
И обрёл чин после смерти
Во храбром войске Перуна.
Это мы никогда не забудем,
Ибо мы — сыны отцов наших.
И любовь к их памяти имем.
И мы о них говорили,
Так как они были силой
Нашей, и силы той, что
К нам от них шла даже у львов нет,
А львиную мы перемогли.
Мы сказали...
8б-I ...о тех, кто
Заботу о нас имели.
Не было тогда мольбищ нам
И пред колодцами и родниками,
Где текла вода живая, служили,
И там волшебство есть, и волки
Хищные туда не заходят.

Теперь времена Алдореха104
Вспомним. Того, что призвал жрец,
Потому как мы не радели
О благочестии и не держали слово.
И красавиц наших внезапно
Тогда брали и похищали —
И девушек увозили.
А шла меж нами вражда из-за готов.
И мы там жили, и были готы над нами.

А в века те мы управлялись
Родами и князьями,
И был князь Бравлин105, у греков
Отобравший брега морские.
И после битвы пришли мы
Туда жить и там скотину
Разводили, и скифам давали
Пасти скотину во степях.
И в ту пору беду терпели
Они, потому что греки
Снова в Голуни сели,
А когда приходили во грады,
Злобствовали на нас.
В те времена ушли мы
Прочь на север и были
Там двести лет, и остались
Мы там с тех пор и доныне.

И сейчас мы имеем другого
Вождя — князя Бравлина,
Правнука своего деда,
Говорившего так:

«Идите на юг, на Голунь
Греческую! Ибо греки
Между эллинами племя
Особое106, и продают
Они нас, поймавши во степях,
И хотят взять скотину нашу,
Не платя за неё, задаром.
Это мы имели от них.
Стряхните же их в море
И в свои края их гоните,
Ибо та земля — русская, ибо
Там русская кровь на землю
Вниз лилась, и пила та кровь нашу.
Надейтесь на нас. И мы будем
Её защищать во все дни,
Как и раньше хотели».
13-II И вот, когда умом нашим
И храбростию окрепли,
Пошли мы к восходу Солнца,
Со всех сторон реки видя.
И осели мы там, где сказала
Матерь Сва, и она крылами
Обе стороны отвоевала,
И ещё забрала ту землю,
И оборонила её от дасу
И гуннов, а также к готам
Свои обратила стрелы
И мечи отточенные...
8/1-III Тут родичи стали наши
Делить, кому быть старшим.
Кий отошёл ко предкам,
К праотцам и отцам умершим.
Кий ушёл, и беда притекла.
И тут великая свара
Одолела русские роды,
Те, что биться за разделенье
Принялись, и — разделились.
Тут греки от земель их жать стали.
А мы сил не имели на битву,
Чтоб сойтись вкруг и по крыльям.
И всякий сам по себе был,
Поглядывая на соседей.
И от того не имели веры,
Что мужи наши, идя к сече
И идя обратно, браниться
Начинали — мол было лучше
При походах Кия, при Кие
Шла с давеча речь о победе.
И тогда о походах пели
Отцов своих и о том, что
Когда Русколань ниц пала
Из-за сражений с готью
И гуннами, создалася
Тогда Антия107 с Киевской Русью,
И готы того устрашились
И вон ушли к своему краю.
И мы про два ведали края —
Один вендов, а другой — готов.
И тут притекли к нам готы,
И усилились готы эти,
А венды те ослабели.
А вокруг нас была чудь с литвою108,
И литва назывались ильмы,
А от нас наречённы были
Литовские роды — ильмерцы.
6а-II От Орея — это есть общий
С борусами отец наш —
От Ра-реки и до Непры
Роды правили родичи с вечем.
Всякий род назначал себе старшим
Родича, и тот суть и правил.
А когда пошли наши роды
К горе, тогда князя избрали,
Над людьми воеводу, чтобы
Во славу Перуна он бился с врагами.

И это Дажьбогова помощь
К нам возвратилась!
Так та земля стала русской
Из-за битвы борусов и русов.
И шла непрестанная битва
В час всякий, и многие были
Убиты, но вражеский натиск
Был вконец сокрушён в то время.

И тут пришёл Германарех
К нам и напал на нас.
И так нас с землёй сравняли,
Когда за себя мы бились.
И нам пришлось из-за готов
Меж двух огней тлеть и воспламеняться.
И пришла тут беда велика,
И спалено было жниво наше
И не осталось селенья
Без дыма и пепелища.

И тут прилетела к нам птица
Божеская и сказала:
«Идите на полночь и бросьтесь
На приходящих к нашим сёлам и пашням».

И мы так сотворили —
Двинулись мы на полночь,
И постарались с ними.
И в той распре мы их победили.
И так к ним притекли мы,
И на Дон-реке станом встали —
Там, где римляне были,
На них бросились и бились много.
Тут некоторые хотели
Нас быстро опростоволосить —
И вместо этого сами —
Опростоволосились.
И тут была тьма велика
Опростоволошенных воев.
Шли великие снегопады,
Людей наших мучил голод,
Потому как они остались
У реки той, всего лишившись.
В тот раз волки страдали,
Ибо не могли глотать тварей лесных...
6б-II Так война сотню лет и двадцать.
На плечах гуннов явились готы,
И на полночь ушли и сели
Меж Ра-рекой и Двиною.
Германарех и Гуларех109
Привели их в новые земли,
Ибо гунны с быками своими
Бредущими в том краю стали.
Там коней и быков было много,
Трава злачная, вода живая,
И тут свои новые силы
Привёл Гуларех и гуннов
Отразил главные силы,
Из коих многие текли на нас.

И тут родичи собралися
Конными на них выйти.
И была там суровая сеча
И тридцать дней она длилась.
И русы пустили готов
В земли свои родные.
И вот от этого злые
Начались времена.

Римляне на нас напали...
Ополчились и готы
С севера да и с юга,
Тогда великая кровь лилась...
И была там борьба... Там много
Полегло травы, богам угодной,
Угодной богам и людям.

И вот не могли мы
Ни к чему иному прибегнуть,
Кроме как выбрать князя
Себе из вождей, который
От осени до весны правил,
И которому мы бы платили
Дань от полюдья.

А во времена старинны
Мы свои стада выводили,
Обрабатывали нашу землю,
И была наша жизнь такою
Сто лет и ещё десять,
И всякий день той жизни
Мы борьбу гуннам творили
И... пришёл... и ничего не взял.
И вот иметь мы стали
Князя Саха110, и был он премудрый...
В ладах с русами — был нашим другом.
3а-I Это бьёт крыльями птица
Матерь Сва, когда тягости новы
На нас идут. И раздвигают
Враги щель и начинают,
И, прорываясь, на нас нападают.
И вот течёт в нашем крае
Печаль великая, будто степной дым,
Нами виденный, что течёт к Сварге.

Когда о нас Жаля плачет
И Сва Матерь к Всевышнему кличет,
Посылающему лесам ветер
И огонь очагам нашим,
Тогда он приходит на помощь
И с ним вместе отцы наши бьются
За землю нашу с врагами.

И вот отступил Германарех,
И готы за малую Калку111
Ушли, утекли к брегу моря,
И так земля освободилась
До Дона и по ту сторону Дона.
И это великая Калка112
Есть граница меж нами
И прочими племенами,
И там со своими врагами
Готы бились четыреста лет.
И тогда засевать нашу землю
Мы начали, пахать спокойно
Для эллинов, торговать с ними —
Менять скот, шкуры и сало
На монеты из сребра и злата,
И питьё, и всячески яства.
И после того жизнь наша
Была спокойной и мирной.

И вот ещё раз напали
Готы. И десять лет была распря.
И мы удержали землю.
Также брань мы имели
От врагов, святых волхований
Уклоняющихся. А святые
Те к нам приходят.
И первый святой — Коляда,
А другие — Яр и Красная горка,
И Овсень великий и малый.
И идут эти святые,
Как муж до села от града
Огнищанского, и на землю
От нас грядёт к иным с этим
Мир и к нам — от других.
3б-I Сотекайтеся и идите,
Братья наши, с племенем племя,
С родом род и сражайтесь,
Как это нам и надлежит —
За себя на землях наших,
И никогда не должно быть иначе!
Ибо мы — русские люди,
Славящие богов наших
Песнями нашими и плясками,
И зрелищами во славу богов.

И вот мы осели на землях
И начали её перстами
Прикладывать к своим ранам,
И толочь её. И после смерти
Пред Марморою представали,
Марморою, что рекла нам:
«Не буду винить того я,
Кто наполнен землёю —
Его отделить от неё не могу».
И боги те, что там были
Подле неё говорили:
«Оттого-то ты — русич и им же
И останешься, что в свои раны
Набрал землю и принёс её в Навь».

В те времена, покуда
Князей избирали, много
Было вождей и князей,
И всякое то княженье
Утверждалось на вече
Мужиками простыми,
И так постановляли:
«Себе — землю пашите,
А князь пусть, согласно решенью,
Всех людей защищает».
А хлеб и еду, и что нужно
Для жизни, — всё то имел он
От своих людей на день каждый.
А ныне иные князи
Собирать подать стали,
И власть давать своим детям
От отца к сыну и от деда к правнуку.
6д-II И сказал так жрец-прорицатель,
Что умножились демоны-дасу.
И от них нам бы не было спасу,
Если б воинов мы не имели.

Так окончательно мы узнали —
Откуда мы. И Гордыня113
Это был боярин, который
Бил Триедора114 готов.
Это было чрез десять столетий
И три года после исхода
Карпатского. И шёл без страха
Он на них, как и Триедор.
А боярин Сегеня115,
Что убил сына Германареха
И отрока Гулареха116,
К Воронежцу117 подошёл.

Там Борусская Русь осталась
И осталась Русь Русколани.
И нам придётся стыдиться
Из-за слов ворогов наших,
Если мы их получили,
Но возвратить не сумели, —
За всякое слово, что было
Нам сказано, десятикратно.

И вот нам Заря светит,
И Утро к нам идет, и так мы
Имем вестника, по Сварге летяща.
И рекли мы богам хвалу-славу!

И вот огречилась Сурож,
И не будет она теперь русской,
И греческие там боги.
Но жизнь в степи — к нашему благу,
Получили твёрдость и крепость
Мы от неё, дабы враже
Отведали, чтоб они знали,
Что истина есть.

И Гуларех пошёл на новые земли.
7в-II Тогда иных не бывало
У нас гостей, а вот ныне
Они в наш край прибывают
И нас беспокоят.
Тогда могли отразить мы
Врагов и вот так ежедневно
И отражали, и брали
В полон и этих, и тех.

Сначала мы звали под стяги
Вождей наших, кои покуда
Не обабились, а были вои...
Приходили воины эти
На площади и говорили,
Что не бывать по-иному,
И должны мы идти на греков,
Как постановило вече.

И в Ясуни мы просили,
И шёл Индра за нами,
Как шёл он за отцами
На ромеев в земле Трояна.
И ничему не бывать бы,
Если б вели наших воев
Варяги на землю Трояню,
Ведь могли мы вести их и сами.

Тысячу лет отбивались
Мы от ромеев и от готов.
И Сурью антскую ту, что
Была с нами, никогда не забудем.
И того не забудем, как готы
Против нас съединились и гунны.

И напал Гуларех с полночи,
А гунны напали с полудня.
И вот тут заплакали наши
Русколань и Борусия с нею,
Ведь сроились с готами гунны,
Тут Русь поднялась своей силой
И гуннов отбила, створивши
Скуфь Киевскую и Край Антов.

И до сего дня от сражений
Обливается наше сердце
От утра и до вечера кровью.
И мы ходили и слёзы роняли
О такой судьбе нашей жизни.
И в тот час мы не были немы,
Ведая, время придет,
Когда должны будем идти мы
На новую сечу с врагами —
Будь то греки либо гунны.
И лишь если охомутать нас
И охранять, тогда лишь
У нас тех врагов не будет,
Что пред нашими мерзость очами.
Гуларех же за то заплатил нам,
И должны мы принудить Хорсунь
Платить за слёзы дочерей уведённых
И за сынов, взятых как дань.
И плата будет всё та же —
Не серебром и не златом,
Потому как следует сечь нам
Их головы и рубать их в щепу.
14-III И вот другой враг Германарех
Пришёл на нас с полуночи.
Он внучатый внук Отореха118.
Враги новые на нас напали,
Враги новые с рогами на лбах.
А варяги, те говорят нам,
Чтобы мы на них выступали,
Но не станем на оба поля
Воевать мы — варяги и готы —
Нам враги, и, кто из них первый,
Мы разделить не сможем.

И вот притекли языги
С Танаиса и Тмутаракани119
На нас с конницей сильной
И бесчисленной ратью.
И потекла тьма за тьмою,
И так течь продолжала,
И помощи мы не имели,
Кроме как от богов.
Но боги нам повелели,
И удесятирились силы,
И потекли мы на них.

Это Белобог наши рати
Повёл и конницу нашу.
И тут мы увидели бывших
В лесах волшебников, к рати
Пришедших и мечи взявших,
И мы кудесников зрели,
Творящих великое чудо, —
Из перстов, поднятых к небу,
Встают небесные рати,
И текут на врагов и ввергают
Они тех врагов в могилу.
И тут мы зрели великих
Птиц, к нам летящих.

И бросается прямо на вражей
Матерь Сва, бьёт крылами и кличет
Нам, чтоб мы шли на нашу землю
И за очаги рода бились,
Ибо мы — русичи.

Собирайтеся и теките,
Братья наши, с племенем племя,
С родом род! И боритесь с врагами
На земле нашей, как надлежит нам.
Здесь и умрите, только
Не поворачивайте назад!
И ничто не устрашит вас,
И ничто не станется с вами,
Потому как вы в руцех Сварожьих,
И во всякий день поведёт вас
Он к схваткам и сражениям многим.

И каждый раз, как приходил враг,
Мы сами мечи свои брали
И одерживали победы.

Матерь Сва возвещала,
Что будущее наше — славно.
И мы притекали к смерти,
Как к празднику.
Нам это предсказано было
Во времена старинны,
Когда у нас были в Карпатах
Свои храмы, когда принимали
Купцов мы — арабов и прочих.
И Радогощ чтили те гости,
И мы в те дни пошлину брали,
И сбирали мы её честно,
Потому как богов чтили.
И нам чтить их велено было,
И мы имели на то указанье,
Чтоб не принимали шаткую веру
И отцам нашим честь воздавали,
А не просто лишь от безделья
Приходили к деревьям.

И будут утруждены руки
Наши, но не от плуга,
А от мечей тяжёлых,
Так как повелено выйти
Нам ко границам нашим
И стеречь их от врагов.

И вот дымы, воздымаясь,
Текут по синему небу.
И то значит скорбь велику
Для отцов, детей, матерей.
Значит — время борьбы пришло.
И мы о другом не смеем
Говорить, а только об этом,
И вот вышли к Днепру варяги,
И нашу землю забрали,
И людей полонили наших.
И ныне земля под ними.

Не угоняйте людей! А если
На это не согласитесь,
Испробуете наши мечи.
От земель наших отвадьте
Рюрика120, с глаз гоните
Его долой, туда, откуда пришёл.

И вот наши границы
Сокрушены врагами,
И попирает враг нашу землю.
И это обязанность наша —
И рати иной мы не желаем.
9б-I Готы же тогда были
В крае зелёном, немного
Опередив отцов наших,
От Ра-реки идущих.
Великая отделяет
Ра-река нас от прочих
Племён и родов, и дальше
Течёт она в море Фасисте.

Тут муж Белоярова рода
Переправился через Ра-реку
И там упредил синьских
Купцов, идущих к фряженцам,
Потому как поджидали,
На своём острове сидя,
Гунны купцов проезжих
И обирали их.

И было то за полстолетья
До Алдореха. А раньше
Был род Белояров сильным.
И пряталися торговцы
От гуннов за Белояра
Мужей и говорили,
Что сребро и два коня злата
Дают, чтоб угрозы гуннской
Избежать и дойти до Днепра,
Пройдя также и мимо готов,
Тоже суровых в битве,
И у них бесчисленны кони,
И дань они берут дважды,
И стекавшиеся к нам гости
Потому в Китай и вернулись
И никогда не являлись.
4а-I И вот со многими силами
Грядёт Дажьбог к своим людям.
И мы не имеем страха,
Ведь издревле и поныне
Он печётся о тех, о ком он
Хотел бы иметь заботу.
И своего мы дня ожидали,
Того, о коем имели предвестье.

И вот был Воронежец местом,
Где усилились готы,
А Русь там билась, и в граде
Там было нас мало,
И так после битвы, сожегши
Его в прах и пепел ветрами
По полям во все стороны света
Развеяв, с места сего ушли.

Не благословляйте ту землю
Русскую! Не озирайтесь
На неё, но и не забывайте!

Там же кровь лилась наших предков,
Отцов, и потому по праву
Мы туда приходили,
И по Руси течёт слава
От этого Воронежца
И Сварог её имет.

Всеми силами её берите,
Её со своими князьями
Возвратите, освободите
Блаженную русскую землю!
Ибо это прекрасные пашни,
Что могут дать пропитанье,
Могут князьям дать ругу
И огнищанам — слуг их.
Сделаем так, чтоб имели
От неё те, кто в бурной сече
Освободит её, ругу
Особую — еду и питьё —
Такую, что будут давать им
От своего времени и до смерти.

И они полегли. И сложили
Так многие свои кости
На равнине, и мы получили
Урок так же, как анты
Во времена Мезенмира121.
И мы, богам поющие славу,
Так и зовёмся славяне,
Мы никогда не просили
Ничего, лишь пели славу.
И когда моленье творили,
Телеса свои омывали
И славу рекли, а также...
4б-I ...пили сурью — напиток во славу.
Пять раз в день огонь зажигали —
Жгли Дуб. И Сноп величали
И хвалу ему говорили,
Ибо мы — Дажьбоговы внуки
И не смели противиться славе.

А за несколько столетий прежде
Мы были на русской равнине
Анты, а в древности — русы —
Ими же и пребываем.

...вот на Волынь пришли мы
И, придя, бились с врагами,
Потому как мы — храбрые русы.
Та Волынь первейшего рода.
И тогда осерчали вои,
И мезенмировы анты
Взяли победу у готов,
И развеяли их по свету.

А за ними потекли гунны,
Жаждущие коров славных,
И борьба была с ними суровой.
И тут съединились готы
С гуннами, и вместе с ними
На наших отцов напали,
И были нами побиты.

И затем к нам пришли обры122
И убили нашего князя.
И так синее море
Отошло от Руси.

Не берут русские боги
Ни жертв людских, ни животных,
Только плоды и зёрна,
Овощи и цветы,
Молоко и питную сурью,
Забродившую на наших травах,
И мёд берут, но живую
Птицу, рыб — никогда.
И это варяги и греки
Дают богам жертву иную
И страшную — человечью.
Мы же того не желали
Делать, так как мы сами
Дажьбоговы внуки,
И красться по стопам чужеземцев
Мы никогда не стремились.
4а-II Был в степи Скотень Боярин123,
Живший своими трудами,
Под власть хазар непопавший.
И потому как был он
Иранцем, то у иранцев
Попросил о защите.
И вот иранцы прислали
Конницу и разбили хазар.
Рассказывают, что частью
Русичи под хазары
Остались, а частью добрались
До Киева-града, где сели.
Те же русичи, что не хотели
Ходить под хазарами, стали
Собираться и к Скотеню вышли.

И так собралась на равнине
Русь. Иранцы издревле
С нас дани не брали,
И разрешали нам жить по-русски.
А хазары русичей брали
На работы, взимали дани,
И жён и детей наших брали,
Зло их били, творили зло.

И готы пришли и напали
На Русь, а Скотень был рядом...
И он свой меч препоясал,
И пращуры наши вышли
Против них, и тогда потекла к ним
Иранская конница быстро
И сокрушила готов.
И были рассеяны готы,
И с поля бежали, ибо
Лилась тут кровь русска, черёмна,
И ту мы забрали землю.
Русь растекалась в готской
Земле, и мы мечами
Уничтожили всякого, земли
Их присвоив себе.

И тут хазары напали
На нас, утративших вече,
И пояли нас. И тут в битву,
Как львы, ринулись русичи, молвя:
«Пропали мы, если Перуне
Не проявит о нас заботы».
И он нам помог. И готы
Побеждены нами были,
А до них были хазары
Рассеяны и низвергнуты в прах.
И затихла тут Русь, мы же
Говорили: это ли ещё будет...

Хазары ж бежали до Волги
И до Донца, и до Дона.
И там они срам поимели,
И повергли мечи свои в землю,
И куда глаза глядят потекли.

И в тот раз готы переместились,
И отошли на север,
И там они изгнали язов,
И всё двигались дале,
Ибо Русь на их землях
Устроилась, на тех землях
Взятых, что были политы
Реками русской крови.

Мы пришли чтобы говорить.
И сказали о милости божьей.
И мы хвалили Дажьбога
Нашего и Перуна
За то, что они были с нами.
И так впервые воспели
Мы славу богам на земле той,
Что затем нарекли Русколанью.
И на той земле мы имели
Большие заботы, и наша
Земля утверждалась. Хазары
Боялись ходить к той земле,
И никогда не ходили
На Русколань, опасаясь,
Что утвердятся готы.
4в-II Русь же узрела ту землю.
До этого времени в Киев
Пришли варяги с гостями-
Торговцами и побили хазар.
Хазары же обратились
К Скотеню, чтоб дал им помощь,
Но Скотень отверг то и молвил,
Что вы сами себе подмога,
А также, что им в Русколани
Нечего делать около нас.

Тогда пришла вражья сила
На воронежецкие земли.
В древности Воронежец
Строился много веков,
И был ограждён от окрестных
Нападений. Варяжцы
К Воронежцу приходили
Брать его, и так Русь стала
Отгороженной с запада Солнца.
И пошли некоторые к Сурье
На юг отвоёвывать Сурож
Град... у моря, где греки имели
Град укреплённый Сурожь.
Белояр Криворог124 был в то время
Русским князем и голубя бела
Выпускал. Куда полетит тот,
Туда нам и идти.
А полетел он к грекам,
И напал Криворог, и разбил их.
Тут греки, как лисы, стали
Вертеть хвостом, Криворогу
Золотое руно давая,
И в серебряной сбруе коней.
И Криворог остался в Сурожи.
Греки же были в Голуни,
А Криворог не догадался,
Что с той стороны Русь открыта.
И тогда напустили греки
На нас воев в железных бронях
И побили нас. Много было
Пролито вниз на землю
Крови русичей, и стенаний
Русских было не счесть.

Говорили ильмерцы,
Что глупцы мы, они б прибежали
К нам на помощь... Так почтём память
Полегших в русскую землю
И удобривших её, и ставших
Своими для наших старцев-
Праотцев, тех, что отдали
Силы свои Руси.
Удобрила нашу землю
Их кровь на сечах с врагами.
Они же суть те, что с Перуном
На наковальне мечи ковали.
Мы помолимся им, и — помогут.
4б-II Многие вои с мечами
Шли с нами и потрудились,
И так мы вольными стали
И грозными как пращуры наши.
Велес их научил пахать землю,
И сеять зерно, ибо наши
Пращуры стать хотели
Огнищане и обрабатывать землю.

Молвим же это, как молвят
В земле нашей, но не как греки,
Жаждущие земли русской
Из выгоды и корысти.
Булгары125 начали... скот свой
Должны водить в полях злачных.
Избирали из рода в род старших,
И так правильно было.
Но за десять веков мы забыли,
Кто свои, и вот стали роды
Жить особыми племенами,
Так образовались поляне,
А на севере — древляне126,
Они ж всё русичи из Русколани,
Что как безумные разделились.
И оттого пришла на Русь распря.

А в другое тысячелетье127
Подверглись мы разделенью,
И тогда убыла наша вольность,
И пришлось чужим дань работать;
По началу — работать готам,
Тем, что крепко нас обдирали,
А затем — работать хазарам,
Которые убивали нас.

Явился каган128, и о нас он
Не радел. Вначале пришёл он
С купцами на Русь, и были
Они велеречивы,
А потом злы они стали
И русичей притесняли.

И мы говорить тогда стали:
«Куда нам от них податься?
Где мы вольными будем?
Мы сиры весьма.
И руца божеска от нас отвернулась,
Ибо тысячу лет и двадцать
Руси сотворить не могли мы,
И потому к нам пришли варяги
И места у нас эти забрали».

Мы — сыновья великой
Руси, что от севера создавалась,
Ведь иной у нас не было доли.
Мы собрались в лесах ильмерских,
Куда пришла часть небольшая
Людей из Киева-града,
Ибо в нём уселись варяги,
Что суть — хищники, и они же
Повесили Свентояров129.
И сделали они это
Затем, чтобы мы узрели
Гордыни130 боярина тело,
Гордыни нашего, готов
Поразившего со Скотичем131 вместе.
И было то славное дело
После прихода славенских
Людей на Русь после столетий
Десяти и ещё трёх лет,
Ибо наглея и грабя
Они на нас нападали.

И было это в те годы,
Когда Свентояр был средь князей
Выбран борусичами в Русколани,
Русколан и алан, и борусов
Он взял и вооружил их,
И на готов Воронежца вышел,
И было их десять тысяч
Конных воев отборных, без пеших.
И так он на них навалился,
И сеча была злой и краткой,
И к вечере была всё суровей,
И поражены были готы.
7г-II И так мы вели наши роды,
Куда говорила птица.
Лиса греческая отвернула
Нас хитростями от трав наших,
Объяснив нам, что солнце вредит нам,
Но и тут сколько нас было
Увеличилось, а не убыло.

И вот после исхода
Нашего от горы Карпатской
Лет прошло тысяча триста,
И к нам пришёл злой Аскольд132.
Тут мой народ посогнулся
От ладони его, и он сделал,
Что любой шёл под стяги наши133.
Захвачены мы быть можем
На Руси врагами, но Бог нам —
Сварог, а не иные,
А без Сварога мы не имеем
Ничего кроме смерти.
А она нас не страшила,
Коль мы были обречены ей,
Ибо Сварог-бог звал нас,
И мы шли к нему.

И вот мы шли, ибо пела
Матерь Сва ратную песню,
И мы были должны её слушать,
Чтобы потом не пришлось нам
Отдавать грекам наш скот и травы.
А они нам дают грызть каменья,
Потому как имеем настолько
Тверды и остры наши зубы.

Это сами враги говорят нам,
Что мы по ночам рычали
Страшно на тех, кто суть — греки.
И спрашивали нас народы:
Кто мы есть? И мы отвечали,
Что мы — не имеющи края,
Что нами правят варяги и греки.
И что ж мы поведаем нашим
Детям, которые будут
Нам в глаза плевать — и будут правы?
И вот собралась дружина
Под наши стяги, и скажем
Мы всякому, что не должны мы
Есть, когда — на поле брани,
Затем, чтобы мы отбирали
Еду греческую, а не брали
То, что не съедим с собою.
Ибо поёт над нами Сва Матерь,
И мы должны нашим стягам
Дать трепетать по ветру,
А коням — скакать по степям.

И подняли мы прах военный
За собой по степи и дали
Вдохнуть его ворогам нашим.
И в тот первый день сечи
Имели мы двести убитых
За Русь. Им вечная слава!
И к нам приходили люди,
Но мы бояр не имели,
Чтобы прийти...
7д-II ...и справить
По врагам славную тризну134.

Налетим соколами на Хорсунь,
Чтобы взять еду и добычу,
Но в полон брать греков не будем.
Они же как злых нас знают,
Но мы — добрые на Руси.
И не будет с нами такого,
Кто, отнявши добро чужое,
Говорит, что добро содеял.
И мы как они не будем,
Ведь нас ведёт наша Ясунь,
Потому мы потрудимся крепко
Всех врагов победить до едина.

Словно соколы нападём мы
И бросимся в грозную битву,
Ибо Матерь Сва поёт в Сварзе
Нам о подвигах ратных.
Мы ушли от своего дома,
И на врагов потекли мы,
И дали меча им отведать
Русского, как секут ясуни.
Не говорите же, будто
Не могли мы иного делать
Ничего, а одно лишь только
Всё время идти вперёд.
Не должны говорить мы это,
Ибо вспять повернуть не могли мы
Перед Матерью Сва. И быстро
Шли мы, а кто идет быстро,
Тот славу имеет,
А кто идет потише,
На того каркают враны,
На того куры кудахчут.
Но мы не быки, а чистые русы.

И это нам наученье,
И они знать теперь будут,
Что Правь с нами в союзе,
А Нави мы не боимся —
Против нас Навь не имет силы.
И потому должны мы
Были стараться, богам молиться,
Чтобы они оказали
Помощь в трудах наших ратных.

И вот Матерь Сва бьёт крылами
О подвигах ратных, о славе
Воинов, что в крутой сече
Испили живой воды от Перуницы.
И к нам Перуница эта
Прилетала и рог давала
Полный воды жизни вечной
Любому нашему вою,
Мечом поражённому в сече
И потерявшему голову буйну.
И так не имели мы смерти,
Но вечную жизнь мы имели,
И братья-вожди трудились для братьев.
8/1-III И вот мы иным покорились,
Потому как был у нас голод,
И были мы сиры и нищи,
Те ж поточили железо,
Чтоб вспороть животы наши.
От этого всё и случилось,
И потому были сиры и нищи.
Аскольд с Рюриком по Днепру ходят,
Людей наших на бой вызывают,
Но так как мы Дира имели,
Сами мы не хотели идти к ним.

И это нам будет уроком,
Чтоб мы осознали ошибки
Наши, чтоб было иначе
Всё в наше время.

И вот посадил своих воев
Аскольд на ладьи и, грабить
В другие места пошёл он.
И стало так, и пошёл он на греков,
Чтоб грады их уничтожить
И приносить в их землях
Жертвы богам. Но не стоит
Как он поступать нам, ибо
Аскольд не русич,
А варяг, и попрать он хочет
Мощь русскую, но погибнет,
Нам делая зло.
И Рюрик также не русич,
Потому что с хитростью рыскал,
Как лис, во степи, убивая
Доверившихся купцов.

На погребалища наши
Старые мы ходили,
И размышляли там, где
Лежат под травой зелёной
Наши пращуры. И теперь мы
Поняли, что нам делать,
Поняли, как нам выжить,
Как быть и за кем идти.
14-III Матерь Сва возвещала,
Что будущее наше — славно.
И мы притекали к смерти,
Как к празднику.
Нам это предсказано было
Во времена старинны,
Когда у нас были в Карпатах
Свои храмы, когда принимали
Купцов мы — арабов и прочих.
И Радогощ чтили те гости,
И мы в те дни пошлину брали,
И сбирали мы её честно,
Потому как чтили богов.
И нам чтить их велено было.
И мы имели на то указанье,
Чтоб не принимали шаткую веру
И отцам нашим честь воздавали,
А не просто лишь от безделья
Приходили к деревьям.

И будут утруждены руки
Наши, но не от плуга,
А от мечей тяжёлых,
Так как повелено выйти
Нам ко границам нашим
И стеречь их от врагов.

И вот дымы, воздымаясь,
Текут по синему небу.
И то значит скорбь велику
Для отцов, детей, матерей.
Значит — время борьбы пришло.
И мы о другом не смеем
Говорить, а только об этом,
И вот вышли к Днепру варяги,
И нашу землю забрали,
И людей полонили наших,
И ныне земля под ними.
Не угоняйте людей!
А если не согласитесь
На это, испробуете мечи наши.
От земель наших отвадьте
Рюрика, его гоните
С глаз долой туда, откуда пришёл.

И вот наши границы
Сокрушены врагами,
И землю нашу враг попирает.
И это обязанность наша —
Защищать нашу землю,
И рати иной мы не желаем.
6е-II Время было весьма спокойно,
Дни же те были ясны,
И была у нас сушь сурова.
И вот жатва не уродилась,
И ушли мы в иную землю
И там задержались.

Русь была растоптана снова
Римлянами и греками
Теми, что двигались вместе
До Сурожи по брегам морским.
И сурожский край они создали
В том месте, ибо был там град Сурожь,
Подданный Киеву. Было
Созданье это не добрым,
А злым — от него пошли войны.

И тут впервые варяги
Пришли на Русь. Аскольд силой
Разгромил нашего князя
И победил его.
Аскольд и Дир — за ним — сели
У нас как князья незваны.
И начали они княжить
Над нами и стали вождями
Самого Огнебога, хранящего очаги.
И потому отвратил он
Свой лик от нас, что имели
Мы князя, крещённого в греках135.
Аскольд — тёмный воин,
И так просвещён сегодня
Греками, будто бы русов
Нет никаких, а только
Варвары есть.
Но мы могли осмеять то,
Ибо были же кимры136,
Также праотцы наши,
И римлян они потрясали,
И греков они разметали,
Как напуганных поросят!
6з-II Каждому предлагал вождь тот
По потребности. Но наступала
Тут или засуха, или
Иная какая беда.
А этот Аскольд жертвы
Приносил богам чужеземным,
А не нашим богам, как отцами
Заведено, и не должно быть иначе!

А греки хотят окрестить нас,
Чтоб мы наших богов забыли
И так к ним обратились,
Чтобы стричь с нас дань,
Подобно тем пастырям, кои
Стекаются в скифские земли.

Не позволяйте волкам тягать агнцев,
Которые суть дети Солнца!

Трава зелена — то знак божий.
Мы должны её собирать в сосуды
Для осуривания, дабы
На собраниях наших
Петь богов в мерцающем небе
И Дажьбогу отцу творить жертву.
А она в Ирии светлом
Уже во сто крат священна.



04.10.99.




Иванов-Снежко Д.П., 2001-2016